Голубые купола Самарканда

12:44, 10 Апреля

Честно говоря, название этой статьи я немножечко позаимствовала. Собственно, списала с красочной обложки турпутевки. Думаю, не меньше половины рассказов о Самарканде примерно так и называется. Но что я сделаю, если такое название больше всего подходит для подобного репортажа?

На Шелковом пути

«Один из древнейших городов мира, трехтысячелетний Самарканд являлся ключевым пунктом Великого шелкового пути, и многие завоеватели оставили здесь свой след. Главной достопримечательностью города является Регистан – центральная площадь, на которой когда-то собирались жители окрестных поселений и горожане для торжища и общения. На площади расположены восхитительные медресе, чьи стены покрыты песочно-желтыми и ярко-бирюзовыми орнаментами. Некоторые элементы архитектурного ансамбля поразительно хорошо сохранились или были кропотливо восстановлены, поэтому неудивительно, что Регистан был включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО», - вкрадчиво вещают энциклопедии.

В первую очередь, конечно, Самарканд ассоциируют с Тамерланом, великим и ужасным полумистическим и в то же время реальным грозным завоевателем. Тут его могила, тут была его великая столица. Называют его здесь Амир Тимур.

Про поезд и межнациональное согласие

Из Ташкента в Самарканд и Бухару ходит скоростной поезд, развивающий, по идее, больше 230 километров в час. Мы ехали помедленнее, добрались за два часа. Узбекские вокзалы и поезда – отдельная история. Во-первых, там чисто. Во-вторых, тщательный досмотр и паспортный контроль при вокзале – явление, очень непривычное для кыргызстанца. На перрон же вообще без билета не пройдешь. Никаких странных субъектов с клетчатыми баулами, гулкого гомона, суеты, крика, бабушек с пирожками, прочего «восточного» колорита. Белый «локомотив», похожий на пароход с длинным носом «уточкой», величественно подплывает к перрону, проводники в красивой форме встают у дверей. Сели, поехали. Точно по расписанию. Говорят, бывало такое, что поезд опаздывал. «Но это же было летом», - многозначительно, с достоинством английского лорда, сказал стюард. Не знаю, что там такого особенного в этом узбекском лете, что даже поезду не грех задержаться. Спрашивать как-то не решились, наша пестрая и шумная толпа и без того привлекала слишком много внимания.

Внутри – как в салоне самолета Turkish Airlines: все чин по чину. И это мы еще взяли самый дешевый билет! В пути угощали чаем, булочками с начинкой из джема. Можно было и в вагон-ресторан сгонять (или заказать что-то оттуда за дополнительную плату). Называется он в межобластных поездах «вагон-бистро». 

Все объявления – на трех языках: узбекском, русском и английском, надписи на билетах на русском и узбекском. Кстати, в Узбекистане вообще очень строго с любыми националистическими высказываниями. Если оскорбленный не поленится и напишет заявление, представит свидетелей – пиши пропало. На тормозах не спустят. Статья против разжигания межнациональной розни там работает, потому бытовые стычки – неслыханная редкость. Не говоря уже про какие-то более серьезные инциденты, они – ужасное ЧП. Каких-либо проявлений ксенофобии мы вообще не ощутили, гостеприимство (ну хорошо, на коммерческой основе, конечно) и тотальная вежливость сопровождали всю поездку.

Волшебные лепешки

Рассматривать сам жилой современный Самарканд – одно удовольствие. Домики невысокие, в 2-5 этажей, все разные, немного напоминают, как ни странно, Прибалтику. Если бы не пыль. В древнем Самарканде и вокруг него много глиняных месторождений, потому от пыли не избавиться. Нам обещали, что будет еще прохладнее, чем в Ташкенте, но было тепло, и дышалось очень мягко.

Местный климат, воздух – загадка, которую не могут разгадать уже 3 тысячи лет. По легенде, Тамерлан однажды на привале в этих местах оставил тушу забитого барана и срочно ушел в поход по какой-то военной надобности. Вернулся через 2 недели, а мясо не испортилось. «Ну, отлично, тут и будет моя столица», - решил великий Тимур. Возможно, это сказки, но знаменитая самаркандская лепешка действительно не портится две недели, а потом только черствеет и никогда не покрывается плесенью. Сколько ни ставили экспериментов, пытаясь изготовить такой же хлеб в другом месте, ничего не вышло. Мы тоже, конечно, поучаствовали в опытах: накупили лепешек, чтобы проверить, как они сохранятся. Мой личный эксперимент был бездарно провален родственниками, потому что весь «научный материал» за два дня банально съели. Но другие участники поездки утверждают – не портятся. А пробы воздуха, почвы и воды так ничего и не сказали ученым о «самаркандском феномене».

Еда тут вкусная. Плов подают слоями, совсем не так, как в Ташкенте. Из-за такой особенности остывает блюдо медленнее. Можно есть неторопливо, с расстановкой. Сладкое тоже в изобилии, оно особенное, наверное, тот же «мистический эффект», что и с хлебом. Я нечаянно, причем втихушку, съела по дороге всю купленную парварду, до Бишкека не довезла.

Как я совершила прыжок во времени

Усыпальница Тамерлана впечатлила отчетливым ощущением подлинности – несмотря на многочисленные реставрационные работы, ничего наигранного. Какое-то все очень настоящее. Но истинный «временной парадокс» ждал меня лично на площади Регистан.

Мы плелись гуськом за гидом, который широким шагом вел нас куда-то вокруг парка и внушительных минаретов и медресе. В какой-то момент на небольшом возвышении неожиданно открылась обзорная площадка, с которой видно всю очень немаленькую площадь. Я посмотрела – и все. Я уже была не в этом времени. Вокруг бродили люди в чалмах, асфальт и брусчатка исчезли, ноги утонули в мягкой оранжевой пыли. Где-то гортанно кричал муэдзин, два грязных мальчишки затеяли драку из-за монеты, оброненной холеным господином в абсолютно не знакомом мне костюме. Отчетливо пахло соленой халвой.

Нет, не пугайтесь, я не страдаю галлюцинациями и не претендую на лавры путешественника во времени (только в пространстве). Просто вид древней площади оказался таким впечатляющим, что воображение сработало слишком мощно.

Там, на площади, есть один кривой минарет. Он отклонился от вертикали на 180 сантиметров. Своя «Пизанская башня» практически. На фото создается впечатление, что искривление – результат эффекта панорамной съемки. А вот если смотреть вживую – очень интересно. Сразу и не заметишь, но как только гид рассказал про то, как обнаружили искривление и как его пытались выправить, потом зафиксировать, уже не оторвешь глаз. Вообще, советую, если попадете в Самарканд – разок прогуляйтесь по достопримечательностям с гидом. Иначе много интересного ускользнет, впечатление будет неполным. А потом уж можно и самостоятельно побродить. Вернее, нужно.

Покойный президент Каримов и паломники

Обсерватория Улукбека немного разочаровала. Чтобы впечатлиться развалинами знаменитого секстанта, надо немного больше интересоваться историей, чем я это делаю, все-таки мои изыскания лежат в области эмоций, а не науки. А мавзолей двоюродного брата пророка Мухаммеда удивил вот чем: вокруг сплошные усыпальницы, а мрачного в атмосфере – ноль. Светло на душе. Хотя я очень далека от исламской культуры и раньше никогда ничего такого в мавзолее или мечети не испытывала.

Там есть одна лестница, довольно высокая, крутая и очень древняя, по которой все поднимаются и спускаются, бубня что-то себе под нос. «Чего это они?» - спросила я у гида. Оказывается, есть поверье, что безгрешный человек насчитает на подъеме и спуске одинаковое количество ступенек. А если водится какой грех за душой – то разное. И вот унылые грешники грустят у подножия. На самом деле фокус работает с любой лестницей. И штука тут не в грехах, а в геометрии, арифметике, внимательности и здравом смысле. Попробуйте, через этаж-другой разберетесь, как так получается. Но надо же чем-то развлекать бесчисленных туристов? Потому и придумали эту байку.

После мавзолея мы попросили туроператора отвезти нас на могилу Ислама Каримова. Интересно было взглянуть. Но… попасть туда мы не смогли. Нет, не из-за суровых узбекских чекистов, а из-за огромной очереди паломников. Обычные узбекские граждане едут и едут из разных областей, чтобы вот тут постоять в слезах. Я посмотрела на их лица – их точно никто не заставлял сюда приехать. Это искренняя дань памяти. Отвисшая челюсть по этому поводу украшала физиономии всех туристов из Бишкека. Для нас подобное немыслимо. Но, может быть, и хорошо, что все страны такие разные и люди совсем не одинаково воспринимают действительность. Наверное, это хорошо.

Светлана Бегунова

Фото Татьяны Михайловой

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям