Кыргызча

Минск: о красоте, чистоте, социальных гарантиях, изобилии и внутренней свободе

11:19, 29 Октября 2014

В Беларусь наша группа журналистов приехала с официальной делегацией. Впечатления начались уже в дороге из Национального аэропорта в Минск. «Последняя тоталитарная страна в Европе» встретила гостей… идеальным качеством дорожного покрытия и какой-то очень естественной, невымученной ухоженностью и чистотой. Заметно, что дороги и территории убирают не только к саммитам и визитам, а ограждения, мосты и дорожные знаки подкрашиваются и ремонтируются регулярно.

Прекрасный осенний красно-желто-зеленый лес за окном, удивительно свежий воздух (он в Минске вообще потрясающий, намного более чистый, чем в Бишкеке) и суровые, молчаливые водители служебных «бусиков» (кстати, находящихся, как весь общественный и прочий снующий по минским трассам транспорт, в идеальном техническом состоянии) с первых минут сформировали ощущение другого, параллельного мира.

Миф о «несчастных нищенствующих белорусах» в пух и прах разбили пригородные поселки – такие домики в полтора-два этажа у нас строят псевдоолигархи на наворованные у граждан деньги, а у них – государство для сельчан и колхозников.

Белорусы спокойны, неторопливы, обстоятельны. Восточной яркой приветливости в них нет, на шею гостям никто не бросается, но на любой вопрос, заданный первому встречному на улице, можно получить обстоятельный и понятный доброжелательный ответ. Однажды нас угораздило обратиться к женщине, которая только что вышла от стоматолога и говорить не могла – «заморозка» не давала. Так она не успокоилась, пока жестами не объяснила нам, как пройти на нужную улицу и не убедилась, что мы правильно ее поняли.

Быстро бегать по Минску не располагают ни общий темп жизни, ни архитектура. Тут надо гулять, вдумчиво, под легкую классическую музыку в наушниках, иначе разорвет от диссонанса.

Минск красив без единого «но». Это самый крупный город в стране. Его Старый центр, как гласят энциклопедии (и может подробно рассказать любой таксист, если у него спросить), к сожалению, сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Поэтому практически весь Старый Минск — это «сталинский ампир» или восстановленные исторические памятники: Верхний город, Троицкое и Раковское предместья.

Пятью достопримечательностями Минска называют Национальную библиотеку Беларуси, Костел Святых Симеона и Елены, здание КГБ, Театр имени Янки Купалы, и мемориальный комплекс Хатынь. О каждом из этих мест можно рассказывать часами, история их богата и неоднозначна.

Довелось заглянуть в школьные учебники по истории Беларуси. В этой стране не пошли по пути сочинений из серии «белорусы изобрели колесо», скорее, наоборот. Учебник довольно адекватный, правдивый, и при этом четко свидетельствует в пользу бессменного Лукашенко. Акцент сделан на том, что до развала Союза этого государства не существовало, оно было частью то Княжества Литовского, то Российской Империи, то СССР, а раньше – и других мощных территориальных объединений. Фактически, Лукашенко – отец независимой Беларуси, и если разобраться с научной точки зрения, то так оно и есть. Но вернемся к Минску.

Впечатляет площадь Свободы, еще одно историческое местоМинска. Здесь самая большая концентрация памятников старины на квадратный километр: во-первых, городская Ратуша, ежечасно оглашающаяМинск хрустальным звоном, во-вторых, костел Девы Марии с высоченными шпилями, ну а в-третьих, кафедральный собор Святого Духа – главная церковь страны.


Здесь же смотровой площадкой заканчивается Верхний город. Приехать вМинск и не побывать в его знаменитых предместьях, которые со временем с окраин переместились в центр города, - значит, не увидеть белорусскую столицу. Отреставрированное сразу после войны Троицкое – это квартал 2-3-этажных домиков, типичных для центральной Европы XVIII-XIX веков. Сейчас большинство этих зданий заняты под «харчевни», «корчмы» и прочие едальни.

Общепит в Минске не дорогой, цены примерно идентичны бишкекским, кое-где даже пониже, а именно, в заведениях средней руки. Совсем зачуханных забегаловок не наблюдается, в очень многих (да почти во всех) заведениях можно курить.

Высотный Минск – тоже чудо. Высотки красивы и индивидуальны. Трущоб и хаотичных новостроек в Минске просто нет. Совсем нет. Как бомжей, нищих, стай бродячих собак и прочего городского колорита, без которого нам, азиатам, трудно представить себе селение, где проживает более 500 тысяч человек. В Минске – 2 миллиона жителей. Город бурно и красочно строится, согласно генплану, новые высотки врастают в пасторальный пейзаж органично, старые дома (в том числе, сохранившиеся постройки 18 века) заботливо реставрируются. Чистота и ухоженность этого города, до самых глухих окраинных закоулочков, вызывает неприкрытую, острую зависть. Наверное, такой серьезный, неконтролируемый приступ зависти случился со мной впервые за всю жизнь.

Машин на минских улицах втрое меньше, чем в Бишкеке. Личный транспорт есть не в каждой семье, тут это все еще роскошь в некоторой степени. Зато нет утомительных пробок. Хотя муниципальные власти уже сейчас принимают меры, чтобы правильно распределить транспортный поток и расширить улицы там, где необходимо, этими «транспортными темами» полны под завязку столичные газеты.

Я ехала в машине, глазела по сторонам и думала о том, что ведь существует определенная часть белорусов, жаждущих свержения «диктатора» Лукашенко. И не понимают они, болезные, что вместе с «тираном» рухнет и вся эта отлаженная, четкая машина, обеспечивающая чистоту, красоту и социальные гарантии. Не только миллионы белорусов, надеющихся на «батьку» (то, что Лукашенко поддерживает подавляющее большинство – чистая правда), но и сами малахольные «идейные» (о финансовых и проплаченных политтехнологах я не говорю, нет никакого смысла) оппозиционеры не готовы к умирающим в больницах детям, нищете, грязным улицам и прочему фону переходных периодов. Более того, не этого они ждут, не это представляют и не на это надеются. А зря. Даже захотелось найти какого-нибудь оппозиционера – и поругаться с ним. Как-то так шокировать. Окунуть в реальность. Глупость, конечно, просто «придорожные мысли».

Кстати, о гарантиях. Безработицы в Беларуси практически нет. Сохранены очень многие госпредприятия, колхозы, профсоюзы и прочие элементы соцстроя. Правда, подработка не поощряется, один человек – одно рабочее место. Живут не шикарно, никак не шикарно. Заработать на шикарную жизнь весьма сложно (нечаянно подслушанное водителем «бусика» описание моего образа жизни, ну ни сколько не богатой, даже не обеспеченной, и то вызвало реакцию из серии «ничего себе!»), но и в бедности почти никто не прозябает. Нищета изжита напрочь. Медицина – бесплатная. Школьное образование – тоже. В продовольственных магазинах – сумасшедшее изобилие, от которого лезут на лоб глаза даже у бывалых путешественников. В магазинах одежды – только качественный товар. Найти какую-нибудь ерунду, которая подведет в носке и расползется по швам, независимо от страны-производителя, невозможно. Есть товар подешевле, есть подороже, но все товары отличаются одним свойством – их можно использовать по назначению, чего не скажешь о половине всего того, что попадается в продаже в нашей стране. Похоже, в Беларуси – самый настоящий развитой социализм с элементами рыночной экономики, о котором вслух мечтал разваливший Союз Михаил Горбачев, а воплотил бессменный белорусский лидер Александр Лукашенко.

А вывод из этой поездки я сделала странный, но вполне для себя обоснованный. Не хочу я жить в Беларуси. Из-за глаз. Глаз минчан. Они добрые, хорошие. Но в них совсем нет внутренней свободы, нет поиска, нет драйва. У них в глазах какая-то странная, неопознанная... скука. Не та, которая с жиру. И не та, которая от вынужденного безделья. А какая-то другая. Будто закрылась некая дверца, и нет выхода настоящей жизненной энергии. Будто вся эта чистота, красота, порядок – не для людей. А наоборот. Люди – для того, чтобы поддерживать эту чистоту, красоту и порядок. А за это их кормят, греют,Ю лечат и одевают. Это – их предназначение, а личная реализация, внутренняя – то, что даже в голову им не приходит. Не всем, разумеется, но многим. Возможно, я не права, возможно, это ложное впечатление, но оно было очень сильным. Я не желаю минчанам никаких «ветров перемен», в которых захлебнутся миллионы и сгинут тысячи. Нет. Ни одной минуты не желаю. Но вот сама жить для того, чтобы обслуживать некую систему, пусть даже довольно справедливую – не хочу. Поэтому прощай, Минск, будь счастлив и красив, будь всегда таким, каким я тебя увидела.

Светлана Бегунова Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям