Вечный пленник дорог, оставивший свое сердце на Иссык-Куле…

10:07, 7 Марта

А еще мир прекрасен потому, что можно путешествовать!

Н. М. Пржевальский

129 лет назад на самом краю бирюзовой жемчужины Тянь-Шаня, у подножия заснеженных гор Ала-Тоо, навечно упокоился величайший исследователь необъятных просторов Евразии. Это был пытливый географ и неутомимый путешественник, который за неполные полвека жизни прошел более 30 тысяч километров по диким степям и знойным пустыням, стылым лесам и гибельным болотам, оставив потомкам богатейшее научное наследство. Это был ученый, картограф и военный разведчик, чье имя долгие десятилетия с гордостью носил административный центр Иссык-Кульской области, и чья память увековечена в музейно-мемориальном комплексе на территории Каракола. Наша повесть – о Николае Пржевальском.

Начало героической саги

Апрель 1839 года. Именно тогда в Смоленской губернии появился на свет человек, которому суждено было стать настоящим ученым-самородком, оставившим неизгладимый след в истории изучения Сибири, Центральной Азии, Китая и Тибета.

Николай родился в семье простого отставного поручика, но сумел заслужить звание почетного члена российской Академии наук, стать кавалером орденов св. Станислава и св. Владимира, а также удостоиться Австрийского креста и французского Академического ордена, плюс королевской медали Лондонского географического общества и многих других регалий. Его заслуги перед мировой наукой грандиозны. Не случайно Британское Королевское географическое общество назвало Пржевальского «Самым выдающимся путешественником мира со времен Марко Поло».

На фото: Бравый Пржевальский. Фото из Научного архива РГО. 

Еще при жизни он был избран членом 24 иностранных и русских научных сообществ, награжден 8 медалями, в его честь названы несколько видов растений и животных, город в Кыргызстане, ледник на Алтае, хребет в Китае, учреждена премия и стипендия, золотая именная медаль…

Но все это было потом. А в начале, еще в детстве, у юного Николая проявилась страсть к охоте, преобразовавшаяся в любовь в целом к природе и позволившая ему стать натуралистом.

После гимназии он поступил на военную службу, а через пять лет - в академию Генерального штаба. Затем Пржевальский преподает в Варшавском юнкерском училище, параллельно занимаясь наукой, пишет учебник по географии.

После нескольких результативных военно-статистических миссий в Приамурье и Уссурийском крае, а также сбора ценных биологических коллекций на Дальнем Востоке его приняли в Русское географическое общество и дали добро на проведение изысканий теперь уже в Центральной Азии, в таинственном регионе, о котором Николай Михайлович грезил давно. Вот с ноября 1870 года в возрасте 31 года и начал увлекательную, хоть и жутко рискованную эпопею Пржевальский.

Закаленный в огне собственной боли…

Первое его путешествие, названное «Монгольским», длилось три года. Члены экспедиции, выдвинувшись из Москвы, забрались аж севернее Пекина, к озеру Далай-Нур, они одолели горы Алашаня, пески Гоби, исследовали часть Тибета и древнюю Ургу.

В 1876 году Пржевальский осуществил свой второй, так называемый «Лобнорский», поход в дебри Западного Китая. Затем было третье путешествие в Азию (1879-1880 гг.) и четвертое, длившееся с 1883 по 1885 год.

На фото: Вооруженные спутники ученого из состава 4-й экспедиции в Центральную Азию. 

Планировал он и пятую экспедицию, с выходом из Киргизии через русско-китайскую границу вглубь Туркестана и далее, но, к сожалению, намерениям этим не суждено было сбыться: находясь на землях Семиречья, он однажды случайно выпил речной воды и заразился. Предположительно, это был брюшной тиф, а может, кишечная инфекция, как знать… Добравшись до Каракола, где до того он был не единожды, отважный краевед, военный разведчик и первооткрыватель слег, а через несколько дней - 20 октября (1 ноября по новому стилю) 1888 года - увы, ушел к праотцам…

Перед кончиной Николай Михайлович распорядился похоронить его на высоком прибрежном обрыве, с видом на столь любимый им Иссык-Куль, красотой которого он был покорен во время своих долгих скитаний по азиатским просторам.

На фото: Прежняя могила исследователя на краю Каракольского залива с православным крестом. Он упокоился на самой высокой точке восточной части Иссык-Кульского побережья, откуда открывалась величественная панорама озера и белоснежные шапки гор. Но, увы, за прошедшие 129 лет береговая линия озера сильно отступила, и теперь останки «гения странствий» оказались глубоко в черте суши… 

Он знал тайны Шамбалы?

За нагромождением лет и калейдоскопом событий уже трудно отличить правду от вымысла, истину от домыслов, которые всегда окружают именитых персон. К примеру, говорят, что деньги для подготовки первой своей экспедиции в дебри Азии Николай Михайлович банально выиграл… в карты, находясь в Уссурийской тайге.

Также у некоторых конспирологов с богатой фантазией до сих пор популярна гипотеза о том, что Пржевальский был отцом… Иосифа Сталина! Да, внешне великий российский путешественник и «вождь народов» очень похожи, облики у обоих нереально схожи, однако то, что они имели родственные связи, – просто нереально…

Еще поговаривают, что в своих записях Пржевальский не только упоминал о загадочной стране Шамбале, но и называл ее местонахождение. И отнюдь не в Гималаях, а на территории современного Кыргызстана! По мнению Николая Михайловича, воротами в Шамбалу могло быть наше озеро Иссык-Куль. Он даже провел частичное траление дна водоема в поисках материальных доказательств существования мифического городища.

Также, согласно легенде, во время работ к Пржевальскому подошел некий священник и, предупредив того о близкой и неминуемой смерти, вручил ему капсулу из самшита, в которой лежало таинственное послание для всего человечества. И якобы в завещании исследователь распорядился захоронить эту капсулу вместе с ним. Фактически, получается, Пржевальский унес великую тайну с собой в могилу…

Свобода в Слободе

После изнурительных и полных опасностей путешествий Николай Михайлович отдыхал в своем имении на берегу живописного озера Сапшо в селе Слобода. В двухэтажном особняке о восьми комнатах под шелест берез и скрип сосен писал он свои отчеты, книги на основе полевых дневников, разрабатывал маршруты новых изысканий.

Ныне эта уютная усадьба входит в состав Смоленского государственного музея-заповедника, одного из крупнейших в России комплексов.

На фото: Бюст ученого в его родном имении на Смоленщине, ставшем музеем.

Гости экспозиции могут увидеть здесь уникальные документы и фотографии, рукописи и карты Николая Михайловича, его роскошную библиотеку, личные вещи, чучела и шкуры животных, гербарии и многое иное, собранное за годы странствий.

Кстати, в годы Великой Отечественной нацисты, оккупировавшие Смоленщину, сожгли дом Пржевальского, но энтузиасты сумели его восстановить на старом фундаменте - по архивным снимкам и чертежам, а затем наполнить чудом уцелевшими экспонатами…
 

Когда любая осечка могла стоить жизни…

Впрочем, музей в поселке Пржевальское - не единственное место памяти. Часть оригинальных вещей из личного архива Н. М. Пржевальского ныне хранится в запасниках Русского географического общества. В числе реликвий – два великолепных ружья: штуцер «Ланкастер» и гладкоствольный дробовик «Перде». Сделанные английскими мастерами из дамасской стали и имеющие превосходные стрелковые характеристики, они являются настоящими произведениями искусства и инженерной мысли. К примеру, образец Чарльза Уильяма Ланкастера отличается овальной сверловкой ствола, благодаря чему повышается кучность и точность стрельбы. Штуцер обошелся Николаю Михайловичу почти в 1000 рублей, колоссальную по тем временам сумму! Именно благодаря штуцеру была добыта большая часть зоологической коллекции Пржевальского, привезенной из походов.

На фото: Штуцер фирмы «Ланкастер» с именной кобурой. 

Но кроме охоты эти безотказные ружья не раз спасали жизни и самому Пржевальскому, и его спутникам. Особенно в Китае, который в те мрачные времена был охвачен бунтами и смутой, и где на проезжих трактах лютовали узкоглазые разбойники.

Однажды банда более чем из ста лиходеев перекрыла единственную тропу через перевал, намереваясь захватить путников и их добро. Николай Михайлович писал: «Мы, четверо русских, решились или пройти, или погибнуть. Но с оружием в руках, а не позорной смертью барана, которого разбойники потащили бы на виселицу...». И прошли ведь!

А во время четвертого по счету путешествия в Тибет и Туркестан (1883-1886 годы) на отряд Пржевальского напали около 300 конников тангутов. «Словно туча, неслась на нас эта орда, дикая, кровожадная, а впереди своего бивуака молча, с прицеленными винтовками, стояла наша маленькая кучка – 14 человек, для которых теперь не было иного исхода, как смерть или победа». Когда налетчики приблизились, смелые путешественники дали общий залп, сразив их вожака с седла, и опешившие тангуты вынуждены были ретироваться. В общем, рисковых приключений хватало с лихвой!

Перед смертью Пржевальский оставил штуцер своему другу и помощнику – Всеволоду Роборовскому, а уж тот передал его исследователю Петру Козлову. В итоге оба ружья оказались в ведении Русского географического общества…

Слуга науки, расширявший горизонты

Пржевальский, совершивший за 18 лет странствий массу научных открытий, оставил после себя целый кладезь бесценных знаний!

В ходе четырех масштабных экспедиций им были исследованы и нанесены на карту хребты Тянь-Шаня, Нан-Шаня и Кунь-Луня, Тибетское нагорье, Кашгария, Джунгария, Ордос. Открыты неизвестные ранее хребты, описаны верховья таких стратегически важных рек, как Хуанхэ и Янцзы; пройдены пустыни Такла-Макан и Тарим; изучено уникальное блуждающее озеро Лоб-Нор, и еще много иного.

На фото: Уникальная рельефная карта в музее близ Каракола с обозначением маршрутов странствий Пржевальского. 

Отметим и антропологические достижения Пржевальского. Благодаря пытливому подвижнику европейская наука впервые познакомилась с бытом и культурой каракурчинцев, мачинцев, дунган, тангутов, северных тибетцев…

Он собрал колоссальные коллекции из мира фауны и флоры: 5010 экземпляров птиц, 702 – млекопитающих, 643 – рыб, около 1200 земноводных, а также более 1700 видов новых растений. Плюс массу редких минералов и других геологических образцов.

Ученый представил мировой научной общественности несколько ранее неизвестных животных: дикого верблюда, тибетского медведя-пищухоеда и, конечно, реликтовую лошадь, которую потом заслуженно наименовали в честь Пржевальского.

Николай Михайлович писал: «Новооткрытая лошадь называется киргизами кэртаг, а монголами таке, обитает лишь в самых диких частях Джунгарской пустыни. Здесь кэртаги держатся небольшими стадами, пасущимися под присмотром опытного старого жеребца».

Последняя пристань генерала

Генерал-майор Николай Пржевальский был столь именит в российской империи и почитаем коллегами как в академических мантиях, так и в погонах, что всего через год после его смерти уездный городок Каракол (учрежден в 1869 году как военно-административный центр на караванной дороге из Чуйской долины в Кашгарию) был по указу царя переименован в Пржевальск, после чего захолустный населенный пункт стал урбанизироваться.

Имя талантливого деятеля этот город носил с 1889 по 1922 годы, пока большевики не вернули ему название Каракол. Но в 1939 году, к столетию великого ученого, опять назвали Пржевальском, и так продолжалось до 1992 года, до очередной и, похоже, окончательной реинкарнации названия Каракол…

Ныне на берегу Каракольского залива гости курортного края могут посетить парк-заповедник с мемориальным музеем, могилой под каменной плитой и оригинальным памятником Н. М. Пржевальскому. Последний представляет собой монолитную скалу из глыб серого гранодиорита высотой более 8 метров и весом в 365 тонн. Памятник был открыт еще 26 июня 1894 года и теперь является одной из главных достопримечательностей областного центра.

На вершине скалы распростер мощные крылья бронзовый орел – символ ума и бесстрашия. В клюве его оливковая ветвь – эмблема мирных завоеваний науки, а в когтях – карта Центральной Азии с маршрутами путешествий ученого. На фасадной стороне укреплен крест. Под ним барельеф с краткой надписью: «Николай Михайлович Пржевальский. Первый исследователь природы Центральной Азии. Род. 31 марта 1839 г., ск. 20 окт. 1888 г.».

А в музее хранится около двух тысяч экспонатов, связанных с Пржевальским. Особо ценны его личные вещи: кожаный кошелек, записная книжка, малахитовый камень, монгольская пепельница, китайский курительный набор, кости с таинственными письменами. А также фотографии, рисунки, документы, награды ученого. 

Будете в тех краях – загляните в музейный комплекс, отдайте дань памяти отважному путешественнику, который помог открыть наш регион всему остальному миру…

 На фото: Лошади Пржевальского весят порядка 350 кг и имеют рост в холке всего около 130 сантиметров. Увы, в дикой природе это копытное уже не встретишь. Определенную работу по их сохранению ведет Пражский зоопарк, заповедник Аскания-Нова в РФ и некоторые другие заказники. А в Монголии и Китае даже пытаются вновь интегрировать их в коренную экосреду для размножения. Может, получится?

 Азиз Карашев

Фото WWW 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям