Рассказ мигрантки. Часть 4: Разные люди - разные судьбы

10:56, 15 Ноября

Никто не знает, с какими людьми нас сведет жизнь по тем или иным обстоятельствам. Жизненный опыт показывает, что человек должен уметь находить общий язык со всеми, даже с теми, которые ему не всегда нравятся. Эта поездка научила меня тому, что в незнакомом месте всегда нужно придерживаться правила «слово - серебро, а молчание - золото».

Мы жили впятером. В первое время я не вдавалась в биографии моих соседок, но со временем выяснилось, что каждая из них приехала в Иркутск не от сладкой жизни. Жизнь заставила совершенно незнакомых людей пересечься в этом месте. Итак, давайте я расскажу вам о том, кто и как оказался в этом прекрасном городе.

Начну, пожалуй, с самой старшей из нас. Сайрагуль была женщиной лет пятидесяти, плотного телосложения и высокого роста. Первое, на что я обратила внимание при знакомстве с ней, это был прямой острый нос. Для себя я заметила, что, должно быть, она очень хитра и в то же время точна и пунктуальна. Благо, в физиогномике я тоже разбиралась, хоть была всего лишь новичком-любителем. У нее также были длинные темные волосы, такого же цвета брови и темные, усталые глаза, под которыми почти всегда присутствовали мешки. Характер у нее был вспыльчивый, и посему никто не спорил с ней о чем бы то ни было. Да и не стоило, в этом я лично убедилась после одного случая.

В середине июля Жайнагуль сказала, что к нам придет ее племянница. Девочка в этом году окончила школу, но не смогла поступить в университет из-за того, что у нее был низкий балл на ОРТ. К тому же, ее родители были не в состоянии оплачивать ее контракт. Поэтому они решили, что Нургуль, так ее звали, пока что будет работать и копить средства.

Сначала она работала в Бишкеке официанткой банкетного зала. Но, по мнению ее тетушек, этой работой она не смогла бы заработать достаточно денег. Поэтому они настоятельно приглашали ее в Иркутск. Итак, билеты куплены, дата назначена. Но они не учли одну деталь - девочке еще не было 18. Это привело к тому, что в аэропорту ее не пропустили, и, как она рассказала потом, прилететь она смогла лишь потому, что дала взятку кому-то, кто помог ее пропустить.

В «Гуанчжоу» вакансий не было, и Жайнагуль, используя свои связи, смогла устроить Нургуль в еще один китайский ресторан, директор которого был ее давним знакомым. Как рассказывала Нургуль, работа у нее была в буквальном смысле адская: она мыла полы четырех (!) больших залов, уборную (Здесь надо отметить, что уборные были отдельной темой. Посетители мало волновались о том, куда справлятьть нужду, - на полу или в унитаз. Прибавьте к этому блевотину, которую они за собой оставляли, когда перебирали с алкоголем.), кухонные помещения, делала заготовки, помогала посудомойщице. И полы она должна была мыть каждые 15 минут. Она уходила на работу раньше всех, а возвращалась далеко за полночь, бывало, даже часа в 2-3 ночи. Нургуль рассказывала, что администраторы ее кафе недолюбливали кыргызов и всячески пытались ее упрекнуть: то не так помыла, то не вовремя села отдохнуть, то еще что-то не то сделала. Она часто оставалась без обеда, так как просто физически на него не успевала. К тому же, там часто готовили свинину.

Нургуль очень плохо говорила по-русски. Не могла хорошо изъясняться, не могла называть четырехзначные числа и плохо понимала русскую речь. Мне ее было искренне жалко. Она просила меня помочь ей с языком, и мы с ней сидели по ночам некоторое время и практиковали язык. Нургуль была худенькой девочкой со смуглой кожей и узкими глазами, но характер у нее был пацанский.

Ее хватило ровно на месяц. В один день она позвонила Жайнагуль в слезах и сказала, что больше не может терпеть, у нее болела поясница. Вот после этого случая я увидела истинное лицо Сайрагуль. Мы мыли посуду, когда Жайнагуль пришла и сказала, что отныне я, Мээрим и Нуриля будем каждую неделю отдавать по одному дню, чтобы вместо нас работала Нургуль. Нуриля стала возмущаться, что, мол, если так пойдет, то зарплата у нас будет меньше 25 тысяч. Сайрагуль это явно разозлило, и она поставила ультиматум: либо мы делаем, как они говорят, либо мы можем искать другую квартиру, жить и оплачивать ее отдельно. Квартиру, в которой мы жили, мы снимали за 17 тысяч рублей за месяц. И каждой она обходилась примерно в четыре тысячи, вместе с платой за Wi Fi и прочие мелкие расходы. «Вы гнусные жадины, неужели вам жалко поделиться работой с этой маленькой девочкой? Вы здесь, потому что мы вас сюда привели и позволили работать. Эта ваша благодарность?!» - сказала она.

Никто ни проронил ни слова. Потом Нуриля пошла к Жайнагуль в холодный цех и побыла там некоторое время. Спустя час Жайнагуль вернулась и сказала, что никто ничем делиться не будет. Было решено, что Нургуль полетит обратно в Кыргызстан. После того инцидента Нуриля искренне возненавидела сестру своего мужа. Позже она много раз говорила, что не ожидала от нее таких слов.

Сайрагуль приехала в Россию 5 лет назад. Сначала она работала в Москве, затем по приглашению младшей сестры прилетела сюда. На родине у нее были двое сыновей, невестка и муж, который пережил инсульт. Ее семья была по пояс в кредитах и долгах, и это послужило основной причиной ее иммиграции. Каждый лишний рубль и каждую зарплату она в тот же день отправляла домой. Месяц за месяцем.

Нуриле было 40 лет. Это была женщина среднего роста и плотного телосложения. Ее отличительной чертой были рыжие волосы и яркие зеленые глаза. В качестве физиогномиста меня привлекали ее тонкие губы, которые свидетельствовали о стервозности и агрессивности. В шутку она говорила, что ее мало что отличает от русских, не считая одного факта: она не умела говорить по-русски. Здесь она работала уже третий месяц. Причиной приезда был начавшийся ремонт дома и строительство хозяйственных построек. Нуриля часами могла говорить по телефону с мужем или с другими знакомыми. Меня это честно удивляло. Она была очень веселой и жизнерадостной. Могла пошутить на любую тему и не давала заскучать. Мы и по сей день в хороших отношениях. С самого начала моей работы там мы смогли найти общий язык и ужились весьма дружно. Хоть и бывали моменты, когда она упрекала меня в том, что я медленно работаю. Но сейчас я на это ничуть не обижаюсь. Была и другая сторона этой милой и веселой женщины-хохотушки: она была вспыльчивой и злопамятной. Как рассказывала Нуриля, у нее было двое детей: старший сын и младшая дочка. Несколько лет назад она перенесла ряд операций, борясь с гинекологическим заболеванием, в результате чего ей удалили матку. Нуриля говорила, что просила мужа взять и вторую жену, если ему хочется больше детей, но он не соглашался, говоря, что любит ее и только ее. Честно, меня растрогала история их любви. Он украл ее, когда ей едва исполнилось 18. За 20 лет, что они вместе, пережили ссоры и обиды, безумные истории и интриги. Но они вместе и по сей день. Немного странные, смешные и озорные. Теперь ее главной мечтой было женить сына на хорошей девушке.

Из-за перенесенных наркозов Нуриля стала раздраженной. То есть она быстро злилась и потом долгое время не могла забыть человека, с которым поссорилась. Так и случилось, когда она поругалась с Мээрим.

После корпоратива Сережа начал активно за ней ухаживать. Всячески помогал ей, они часто сидели и беседовали. В один день мы с Нурилей вернулись после долгого и трудного рабочего дня. Время давно перевалило за полночь. К нашему удивлению, моей сестры не было дома. На вопрос о том, где она, Жайнагуль сказала, что она ушла на свидание. Нуриля ничего не сказала, а лишь с озабоченным лицом пошла спать.

Следующим утром мы вместе шли на работу, когда Нуриля начала разговор. «Мээрим, негоже девушке, читающей пятикратный намаз, ходить посреди ночи на свидание с мужчиной, к тому же, немусульманином», - сказала она. «Вас это не должно волновать. Я же с ним не сплю, к тому же, я уже достаточно взрослая, чтобы решать, где, куда и с кем мне ходить», - отрезала она. 

«Как ты смеешь так разговаривать со мной?! Я в ответе за тебя перед твоей сестрой! А если бы он, не дай Бог, сделал что-нибудь такое, о чем ты потом жалела бы?!» - продолжала она. «Вы за кого меня принимаете? Думаете, я настолько глупа?» - парировала та. Все это продолжалось вплоть до посадки в трамвай. Люди, стоявшие на остановке, удивленно глядели на женщин, ругавшихся на непонятном языке. Жайнагуль пыталась остановить их, но спор становился все жарче и жарче. Они стихли на время поездки, но продолжили ссору уже в кафе. «Если ты сейчас же не замолчишь, я ударю тебя», - наконец сказала Нуриля. «Бейте. Для меня вы никто», - ответила Мээрим и вышла из раздевалки. Ссора произошла так неожиданно, что я не смогла ничего сделать, кроме как смотреть на них и недоуменно подбирать слова, чтобы встрять в разговор. Но так и не успела.

После этого Нуриля открыто проклинала Мээрим. Та этого не слышала и всячески пыталась игнорировать присутствие первой. Они не разговаривали несколько дней. До того момента, когда Нуриля, не выдержав, рассказала все Рахат. Та же в свою очередь рассказала обо всем родным. Пока женщины вели безмолвную вражду в России, в Кыргызстане от услышанного первые падали в обморок, а у вторых обострились заболевания на фоне стресса. И те и те звонили мне и требовали рассказать все до мельчайших подробностей. И я все рассказала. Про причины и последствия конфликта. За эти две недели усталость на фоне эмоционального напряжения полностью затмевала ту усталость, которую мы испытывали из-за тяжелой работы.

В один из дней Мээрим попросила прощения у Нурили. Она говорила, что не должна была так обращаться с ней, и выражала искреннее раскаяние. Нуриля ответила, что прощает ее, но позже она часто вспоминала при мне об этом инциденте и повторяла лишь одно: «В тихом омуте черти водятся».

Жайнагуль было 45 лет. Она была женщиной со стальным характером и крутым нравом. Она легко могла накричать на человека или выразить свое мнение в весьма грубой форме. Среди нас она была самой уважаемой, своего рода старшиной. Говорила, что и как делать, наблюдала за порядком, собирала средства за квартиру и присутствовала при получении зарплаты, чтобы удостовериться, все ли правильно. Хоть она и была грубиянкой, но легко забывала обиды и быстро приходила в себя.

На родине у нее было двое сыновей. У старшего летом родился первенец. Помню, как Жайнагуль эже плакала от счастья, когда сообщала нам о том, что стала бабушкой. Младший же учился в школе. Он каждый день звонил маме, и они подолгу могли разговаривать по телефону. Честно говоря, я смотрела на это с белой завистью, ведь в этом плане мои родители всегда были немного хладнокровны. Я лишь писала им о том, что у меня все хорошо. Но, с одной стороны это хорошо, ты учишься быть самостоятельным.

За семь лет, что она жила здесь, Жайнагуль прошла путь от посудомойщицы до повара. По профессии она была учителем кыргызского языка. Но после смерти мужа отправилась на чужбину в поисках лучшего заработка. Помню, как вначале она много раз меня ругала за то, что я плохо мыла салатницы. Но дома мы эти вопросы не обсуждали. Благодаря ей я научилась очень тщательно смывать грязь с посуды. Позже она меня хвалила. Учитывая тот факт, что она была крайне требовательной, похвала для меня была большим достижением.

Эти истории доказывают, что женщины - невероятно терпеливые и сильные люди. Несмотря на все невзгоды, которые послала им жизнь, они продолжали двигаться вперед и даже не думали опускать руки. При взгляде на них у меня в голове звучало стихотворения Роберта Рождественского «Современная женщина», в котором говорится, что современная женщина остается прекрасной, несмотря на все невзгоды и трудности, оберегая своих близких.

Диана Мамырбаева

(Основано на реальных событиях)

Продолжение следует

Начало читайте 1. Рассказ мигрантки

                         2. Рассказ мигрантки Часть 2

                         3. Рассказ мигрантки Часть 3

 

© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям