Как COVID-19 загоняет Кыргызстан в долговую кабалу

08:45, 7 Сентября

За пять месяцев пандемии Кыргызстан получил 333,3 млн долларов внешней финансовой поддержки от международных партнеров по развитию. МВФ, АБР, Евросоюз, Всемирный Банк, Германский банк развития - все эти организации выделили кредиты и гранты Кыргызстану на смягчение последствий от COVID-19. Львиная доля кредитных средств пошла на поддержку бюджета, поддержку сектора здравоохранения и поддержку экономики.

Иного нет у нас пути?

По словам Бактыгуль Жээнбаевой, министра финансов Кыргызстана, у нас нет другого пути, кроме как прибегать к внешней помощи.

«С начала пандемии, когда в январе-феврале стало ясно, что начинается такая болезнь, мы стали думать, что делать. Бездействовать и опираться на те доходы, которые стали уменьшаться в связи с закрытием границ, падением экономики, молча ждать в неведении, как будет развиваться ситуация с болезнью, будет она расти или уменьшаться? Либо срочно предпринимать какие-то меры. И вот начиная с февраля мы стали вести переговоры, обращаться за внешней помощью, чтобы максимально постараться спасти наш бюджет», - призналась в интервью «Азаттыку» министр Жээнбаева.

Мнение министра разделяет и Михаил Халитов, президент ассоциации «Горный кластер».

«Разве был другой вариант у страны? Экономика не в состоянии была профинансировать те потребности, которые возникли в связи с пандемией. У нас было два варианта теоретически: один, когда экономика обеспечивает достаточными  средствами. Но в связи с пандемией экономика у нас просела. Второй вариант - это в отсутствие нормальных денег, поступающих от экономики, брать международную помощь. Спасибо, что международные организации поддержали в такое трудное время нашу страну».

Бактыбек Сатыбеков, директор ОО «Альянс по продвижению гражданских инициатив», также считает, что получение льготных кредитов и грантов было вполне оправданно и необходимо.

«Даже надо было больше занимать, потому что наше правительство недооценило негативные эффекты для экономики от того карантина, которое наше правительство нам устроило. Экономика не только сильно просела, она и выползает из кризиса довольно медленно, плюс правительство не дало никакой помощи бизнесу. Думаю, что надо было идти смелее на займы и даже выходить на рынок еврооблигаций. Надо было использовать новые инструменты для заимствований, потому что экономика, уязвимые слои населения очень нуждаются в этих деньгах», - говорит Сатыбеков.

Пособия и зарплаты в кредит

Однако, несмотря на то, что международные организации оперативно оказали помощь Кыргызстану, правительство не совсем рачительно воспользовалось финансами.

«Никому не помогли толком, экономику посадили. А насколько эффективно правительство распорядилось деньгами во время карантина, мы все с вами видели по той драматической ситуации, которая разыгралась в конце июля. Очевидно, что не справилось наше правительство. Надо было занимать больше и сразу массированно инвестировать в здравоохранение, давать отсрочки бизнесу, чтобы экономика быстро оттолкнулась, когда закончится карантин. Ничего этого не случилось», - констатирует Бактыбек Сатыбеков.

Еще в апреле, как только международные кредиты и гранты начали поступать, Комитет гражданского контроля потребовал еженедельной отчетности о распределении и использовании получаемой помощи. Однако правительство только в конце июля - начале августа начало публиковать инфографики о том, на что потрачены крупные суммы денег. Львиная доля кредитных средств ушла на зарплаты бюджетников и госпособия.

Министр финансов Бактыгуль Жээнбаева уверяет: «То, что говорят, что деньги уходят на зарплату, пенсии и пособия, - это правильно. Мы так и планировали: поскольку доходов от налоговых платежей мало, то решили, что часть помощи пойдет на выплату зарплат, пенсий и пособий».

В отчете Минфина указано 11 пунктов, куда пошли финансы. Минздраву выделили 686 млн сомов, ФОМС получил 1 млрд 650 млн сомов, силовые структуры (причем не расписано, что за службы) почти 600 млн сомов, МЧС - 254 млн, Фонд госматрезервов - 715 млн сомов.

«Минтруда и соцразвития выделили 200 млн сомов, это понятно, они какую-то помощь малоимущим оказывали в виде продуктовых наборов. Но почему нельзя было просто деньгами дать? Это, во-первых, затратно, то есть логистику надо организовать, люди работали, составляли списки, распределяли, развозили. А могли бы всем нуждающимся деньги поровну разделить и раздать, чтобы люди сами покупали продукты, медикаменты, одежду, оплатили коммунальные счета или еще что-то. Я думаю, раздача продуктовых пакетов - не совсем справедливый и правильный подход к распределению средств. 

Что касается отчета Минфина, то он, во-первых, не совсем детален, это просто общие суммы. Во-вторых, не видно, чтобы в приоритете было здравоохранение, хотя написано, что на предупреждение коронавируса. То есть из общих 4 млрд 300 млн сомов международной помощи здравоохранение получило только 1 млрд 700 млн. Меньше половины. Все остальное разбежалось по другим ведомствам. Поэтому сложно сказать об эффективности этих расходов. Видно, что приоретизация была сделана без учета мнения общественности», - говорит представитель гражданского общества Бактыбек Сатыбеков.

Улук Кыдырбаев, учредитель аналитического центра «БизЭксперт», тоже говорит о совсем не правильном расходовании средств: «Вообще мировая практика подразумевает, что кредиты берутся для того, чтобы запускать производства, какие-то инициативы, которые будут приносить в будущем прибыль. В любой практике мы сегодня наблюдаем, что бизнес берет займы у банков для того, чтобы запустить дело, за счет чего сможет выплатить свой долг. Вот это и есть логика принципа брать кредиты. Поэтому я считаю, что получение кредитов на покрытие расходов расходной части бюджета - это не самый лучший подход».

Наталья Никитенко, депутат пятого и шестого созывов ЖК КР, подчеркивает, что не понятно до сих пор, куда и как эта международная помощь была потрачена.

«В парламенте я сколько ни пытала правительство, оно успешно отмалчивалось. В итоге мы, депутаты, не получили ответ, поэтому не видим эффективности», - говорит Никитенко.

В долгах, как в шелках

По прогнозам аналитиков, из-за международных кредитов внешний долг Кыргызстана увеличится в среднем на 500 млн долларов, что составляет 11,7%.

Улук Кыдырбаев подчеркивает: «Математически и логически эти кредиты, хоть и льготные, конечно же, увеличивают наше долговое бремя, долги растут и лягут нагрузкой на экономику и налоговым бременем на предпринимателей. Все зависит от сроков выплат. Это, как любой человек должен понимать, если он набирает кредиты и одновременно наступает время их выплат, а доходы этого не позволяют, то у человека, конечно, начинается стресс. Поэтому очень важно на уровне государственных органов, банков запускать различного рода программы по финансовой грамотности населения, для того чтобы не допустить кредитной перенагрузки, чтобы люди не брали кредиты, если не могут выплатить. То же самое и с государством. Нашим властям тоже нужны такого рода программы обучения финансовой грамотности, потому что спустя 29 лет независимости мы не перестали брать кредиты».

Наталья Никитенко уверена, что проблему с кредитами решить сложно, но можно: «Следующему созыву парламента предстоит сформировать адекватное, сильное, эффективное, антикризисное правительство, потому что ситуация в экономике очень сложная, и, безусловно, государственный долг высокий. Придется проводить переговоры по реструктуризации с международными партнерами, нужно будет изыскивать внутренние источники и ресурсы, нужно параллельно разрубать коррупционные схемы, чтобы деньги поступали не в карманы отдельных людей, а в бюджет. Придется сокращать государственный аппарат очень серьезно. Делать его компактным и мобильным. За счет этого сокращать расходы и находить финансы на нужды образования, здравоохранения, поддержку медиков, на недопущение второй волны коронавируса или быстрого погашения. То есть сейчас это будет приоритетной задачей».

Подготовила Лейла Саралаева 

Смотреть видео по теме Международные кредиты и COVID-19, есть ли польза?

Данная статья была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание видео является предметом ответственности редакции «Новые Лица» и не отражает точку зрения Европейского Союза».  

© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям