Михаил Шубин: «Нет сомнений в том, что Джеруй выполнит лицензионные обязательства»

09:54, 5 Ноября

Наша редакция внимательно следит за деятельностью компании “Альянс Алтын” на месторождении Джеруй. Буквально на наших глазах строятся золотоизвлекательная фабрика и хвостохранилище, и мы рассказывали обо всех этапах стройки. О том, когда предприятие заработает в полную силу и какой прибыли ждать Кыргызстану от этого масштабного проекта, наше интервью с генеральным директором компании “Альянс Алтын” Михаилом Шубиным.

- Михаил Александрович, расскажите, на какой стадии строительство золотоизвлекательной фабрики и когда планируете запуск комбината.

- Строительство золотоизвлекательной фабрики находится на завершающей стадии. Сейчас готовность объекта около 80 процентов. Идет окончание всех строительных работ, мы переходим к монтажу оборудования. Более 80% из 600 единиц оборудования завезено, и часть уже смонтирована. Как и обещали, завершим строительство фабрики к Новому году. И далее фабрика переходит на другую стадию – пуско-наладочные работы, когда оборудование будет обкатываться сначала на холостых запусках, потом на воде и только потом на руде. На все это понадобится от двух до трех месяцев. В любом случае пока наши планы остаются такими, несмотря на трудности, которые возникают при строительстве такого крупного и масштабного объекта, коим является золотоизвлекательная фабрика. Кроме того, к началу запуска мы должны подготовить руду. Сейчас мы получили все разрешения на начало добычи и завершаем введение всех объектов добычного комплекса во главе с карьером. И в конце октября, как мы и обещали, приступили к горным работам. Мы уже уведомили все органы о том, что начали вскрышные работы.

- Недавно возобновились политические спекуляции вокруг Джеруя. Некоторые активисты заявляют, что Кыргызстан совершенно несправедливо никакой доли в проекте не имеет. Звучат требования пересмотреть соглашение. Как прокомментируете?

- Инвесторов возможность существенного изменения условий реализации проекта, конечно же, раздражает. Инвесторы на месторождение пришли в 2015 году по конкурсу, и все условия ими выполнены. В тот период самый сложный вопрос был не только в том, чтобы оплатить 100 миллионов долларов за лицензию. Основная проблема, о которой политики почему-то забывают, - это урегулирование спора в международном арбитражном суде по спору правительства Кыргызской Республики и компании “Визор”, предыдущего держателя лицензии. И цена этого вопроса - 580 миллионов долларов, включая сумму исковых требований предыдущего лицензиата и судебных издержек кыргызского правительства. Только наша компания взялась урегулировать этот спор. Все остальные компании отказывались. Сейчас идут разговоры, что другие компании могли бы дать больше ста миллионов. Возможно. Но еще раз подчеркну: этот вопрос – урегулирование спора по предъявленной сумме к правительству Кыргызстана - никто не брался регулировать.

Кроме этого, нередко забывают, что мы работаем не по Инвестиционному соглашению, а на общих условиях в соответствии с действующим законодательством КР. Мы зарегистрировали предприятие на территории Кыргызской Республики, в с. Сасык-Булак Таласского района Таласской области. Мы являемся местным ОсОО. Так же, как и все кыргызстанские предприятия, мы платим все налоги и социальные выплаты, зарплаты, которые на сегодня действуют в Кыргызской Республике. То есть мы фактически кыргызстанское предприятие со всеми атрибутами ответственности.

Следующий важный момент: не добыв ни одного грамма золота, мы свои обязательства выполняем в полной мере. Заплатили 100 миллионов долларов в первый же месяц, выплачивали ежегодно по 100 млн сомов в Фонд благосостояния “Бакубат Талас”, а с этого года внесем в Фонд по 150 млн сомов. Кроме этого, мы вкладываем деньги в различные крупные мероприятия на территории Таласской области и всей республики. Поэтому мы эти политические призывы некоторых деятелей не приветствуем.

- А что скажете по пересмотру доли Кыргызстана?

- Повторю – ОсОО “Альянс Алтын” действует в национальном режиме КР. Те, кто поднимают вопрос о пересмотре условий деятельности ОсОО “Альянс Алтын”, должны конкретизировать свои требования: либо это пересмотр лицензионного соглашения и перевод проекта “Джеруй” на особые условия, например, режим концессии, либо – изменение действующей законодательно-нормативной базы КР в части отдельно взятого предприятия или горнорудного сектора в целом. В любом случае решение будет прецедентным.

Что касается “доли” – это вопрос дивидендов. Если налоги и платежи по законам и нормативным актам КР гарантированы – и бюджеты и фонды КР получат от Джеруя не менее $535 млн, - то дивиденды зависят от прибыли и потребностей в новых капвложениях. То есть, номинальная доля не гарантирует получения девидендов. Окупаемость нашего проекта порядка восьми лет. В первые 8 лет прибыли не будет. Все заработанные деньги будут уходить на погашение уже потраченного. В последующие годы потребуется обновление оборудования, появятся дополнительные затраты, связанные с геологоразведкой. У нас горное - непредсказуемое, сложное производство. Тем более через 5-7 лет мы начнем подземные работы. Соответственно и затрат будет больше. Все эти моменты – капитальные и оперативные затраты, выручка, налоги и платежи - просчитаны в утвержденном Техническом проекте, на действующей законодательно-нормативной базе КР. Но если база меняется, то нужно менять проект.

- Ну и ещё один слух: якобы на Джеруе будет добыто и вывезено золота на 5 млрд долларов. Это реально?

- Это нереально. Тут опять вводят в заблуждение некоторые деятели. У нас балансовых запасов, утвержденных ГКЗ КР, 88,2 тонны золота. И есть такое понятие, как извлечение. Ни на одном предприятии мира не извлекается все 100%, есть потери технологические в горе, есть потери на извлечении. Реально только 89,7% будет извлечено (причем это выше, чем до сих пор фактически достигнуто на территории КР). Таким образом, реально товара мы получим порядка на три с половиной миллиарда долларов. Но, чтобы извлечь это золото, надо затратить на одну унцию около 800 долларов. То есть 2,5 миллиарда долларов уходит на себестоимость - это материалы, реагенты, зарплаты. По расчетам, согласно утвержденному Техпроекту, прибыль получается около 396 миллионов долларов. Но и опыт мировой, и любого предприятия показывает, что эта прибыль не направляется по карманам. Большая часть прибыли направляется на расширение производства, геологоразведку, на которую мы планируем тратить от 3 до 5 млн долларов в год. То есть за 20 лет сумма наберется под 100 миллионов долларов. А ещё обновление оборудования, плюс могут кризисы произойти за эти годы, цена на золото может с 1400 упасть до 400 долларов за унцию. То есть риски огромные, и их никто не учитывает.

- Какую прибыль получит наше государство от реализации проекта “Джеруй”?

- Государство получит как прямые поступления в виде налогов и отчислений, так и косвенные, в виде развития региона и мультипликативного эффекта. По нашим расчетам, по той модели, что мы имеем, и по нынешним ценам, государство получит порядка 700 миллионов долларов за все время проекта. В основном это роялти и налог на реализацию золота. Остальное - это экологические платежи, Соцфонд, подоходный налог, налог с юридических лиц. Ещё один момент: часто несведущие люди говорят, что золото будет вывезено из страны. Хочу подчеркнуть, что мы золото никуда не вывозим. Золото будет очищено на Кара-Балтинском заводе, мы платим за это деньги. И затем мы обязаны реализовывать золото Нацбанку на тех условиях, которые он установит. То есть, согласно действующему законодательству преимущественное право покупки золота на первичных торгах принадлежит Правительству и Нацбанку Кыргызской Республики. Это первое. Второе, на нашем предприятии будет работать около тысячи человек. А это зарплата тысячи сотрудников, отчисления в Соцфонд, пенсионные и другие обязательные выплаты. Соответственно мы развиваем все, что работает с нами. Это фирмы, которые будут нас снабжать, перевозить нам руду, будут обеспечивать охрану, питание, проживание, уборку, услуги по сбору отходов, утилизацию. Мы хотим развивать в Таласской области производства, чтобы местные фирмы спецодежду нам шили, обеспечивали нас продуктами питания. То есть если все посчитать, то каждый сом, вложенный в горную промышленность, дает до пяти сомов отдачи смежным производствам.

- Насколько производство Джеруя будет экологичным и технически современным?

- Мы брали на себя обязательства и продолжаем по этим обязательствам жить и работать, чтобы сделать Джеруй современным производством. И поэтому наш проект состоит из самых последних технологий в вопросе добычи и переработки золотосодержащей руды. Главный момент: на нашей фабрике применена технология чанового выщелачивания, это процесс выщелачивания цианидом золота не в открытой среде, а в чанах объемом в 1 300 кубов каждый. Соответственно, у нас полностью исключается утечка цианида и каких-то вредных веществ или даже грязной воды с территории комплекса. Второй момент, у нас предусмотрено сухое складирование хвостов. В отличие от предприятий, где наливные хвостохранилища занимают огромные территории и опасны тем, что дамба может в любой момент прорваться, вылиться вода, и это может стать крупным экологическим ЧП. У нас хвосты будут в цехе на больших фильтрах фильтроваться и доходить до 20 процентов влажности. То есть это будет состояние мокрого песка. И это будет складироваться на кекохранилищах. Там также применены современнейшие технологии, австрийская геомембранная пленка, срок годности которой до 200 лет, она на 100 процентов исключает проникновение влаги в почву. И третье наше технологическое обязательство – это полный водооборот воды. Мы не сбрасываем ни одного использованного литра в реки. Этот вопрос постоянно поднимается, так как рядом с нами расположены верховья рек, впадающих в р.Талас. Из реки мы забираем не больше 5% воды, что никоим образом не повлияет на процесс земледелия. И использованную воду назад в реки или в почву мы не сбрасываем. У нас все очищается на хвостохранилище и опять возвращается в цикл. Таким образом у нас идет полный водооборот. Ну и четвертое, в нашей отработанной руде нет вредных примесей, таких как уран, цветные металлы, цинк, медь, мышьяк. Из самых вредных - цианид, который мы нейтрализуем здесь же на фабрике. И содержание цианида будет ниже норм, которые предъявляются в американском или европейском законодательстве. То есть у нас экологические требования даже выше тех государств, которые являются эталоном по всем экологическим и технологическим стандартам.

И на самом карьере у нас применены современные технологии и современное оборудование производства США, фирмы Caterpillar, которое практически не выбрасывает вредных веществ, экологически чистое, насколько технологии позволяют. И все оборудование производства передовых стран: Канады, Финляндии, Швеции, Германии, Южной Африки. Наша фабрика дорогая, но зато технологически на самом высоком уровне.

- А как обстоят дела по кадровым вопросам? Как, по-вашему, решить проблему с занятостью населения?

- По кадровому вопросу ситуация непростая, потому что мы хотим быть социально ответственным предприятием. Несмотря на то, что у нас записано в лицензионном соглашении 90% местного населения, то есть граждан со всего Кыргызстана, и только 10% иностранцев, мы хотим сосредоточиться на уроженцах Таласской области, так как мы здесь работаем и в этом регионе большой процент безработицы, поэтому преимущество отдаем им. Количество таласцев на первоначальном этапе будет не менее 60%, а после обучения доведем эту цифру до 80%. Мы ведем программу подготовки кадров и на сегодняшний день у нас порядка 250 человек уже прошли обучение в межрегиональном центре, 80 человек из них прошли практику в Казахстане на действующих предприятиях. Обучаем людей и потихоньку внедряем в наше производство. Вопрос понятен, мы его решаем, и, думаю, в Кыргызстане мы найдем необходимые кадры. Тех, кто не готовы, будем обучать.

- Сможете ли вы выполнить те объемы по добыче руды, которые заявлены в лицензии?

- Заявленный объем предусмотрен техническим и рабочим проектом, все под это дело спроектировано, закуплена техника, обучен персонал. У нас сомнений нет, что мы свои лицензионные обязательства будем выполнять.

Интервью вела Лейла Саралаева  
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям