Аликбек Джекшенкулов: «Мне есть, что сказать Президенту»

12:28, 24 Февраля 2015

Лидер партии «Акыйкат» Аликбек Джекшенкулов последнее время редко дает интервью и еще реже появляется на публике. Свое молчание объясняет тем, что иногда полезно взять паузу, проанализировать пройденный путь и подумать о будущем. Но некоторыми своими размышлениями экс-министр иностранных дел Джекшенкулов согласился с нами поделиться.

О временах Бакиева

 

- Аликбек Джекшенкулович, последнее официальное место работы у вас – министр иностранных дел Кыргызстана с 2005 по 2007 годы. Почему вы ушли с этого поста (или вас «ушли»)?

 

- Я думал, почему это произошло, и понял, что, скорее всего, из-за моих принципов. Дело в том, что всегда стремился служить государству, а не лично какому-нибудь руководителю. Если помните, сразу после мартовской революции многие чиновники побежали просить должность. Я не побежал, а размышлял над произошедшими событиями. Через месяц после революции меня пригласили к Бакиеву. Он сказал много красивых фраз о том, что все изменилось, все будет по-другому, по справедливости, и попросил помочь новой власти наладить внешние связи. Тогда была эйфория у народа, были большие надежды. Я тоже поддался общему настрою и согласился. Через несколько месяцев меня назначили министром иностранных дел. Тогда МИД начал работать, как говорится, не покладая рук. Одним из серьезных, внешнеполитических успехов было, что мы добились проведение саммита ШОС в Бишкеке в 2007 году. Тогда шла жесткая борьба между Кыргызстаном и Узбекистаном за право провести ШОС. После мартовсикх событий 2005 года и Андижанских событий в Узбекистане было очень важно, какая страна добъется приезда лидеров мировых держав, с целью получения политической и экономической поддержки. Наше министерство тогда сработала более результативно.

- Почему же тогда Бакиевы допустили ваш уход?

 

- Было три причины моего ухода. Первая, когда встал вопрос продлевать или нет соглашение по американской авиабазе осенью 2005 года, начали лоббировать личные интересы семьи Бакиевых по заправке авиатопливом самолетов ВВС США. Здесь наши мнения разошлись.

Второй момент, который не понравился Бакиевым, что я, будучи главой МИД, открыто выступал против вхождения страны в ХИППИК.

- Да, я помню, за то, что мы вступили бы в ХИППИК, нам обещали списать постепенно внешний долг. Вроде Кулов, будучи премьер-министром, лоббировал эту инициативу.

 

- Как Вы помните, в то время Бакиев заявил, что готов стать хоть негром, лишь бы нам долги списали. Мы изучили этот вопрос, направили запросы в ряд международных финансовых центров и выяснили, что ни одна из 30 стран участниц ХИППИКа не получила экономического развития. Наоборот, международные корпорации захватили их природные ресурсы. Мы спрогнозировали, что это может произойти и в нашей стране, поэтому я открыто выступил против.

И третья причина, я отстаивал свое мнение относительно кадровой политики МИДа в ряде посольств.

- Выступали против журналистов, которых назначили послами?

 

- И против них тоже. Много было кадров, которые проталкивали Бакиевы. Была целая камарилья вокруг президентской семьи, многие хотели попасть на дипломатическую работу, они и лоббировали свои интересы через семью. Я противостоял этим процессам и оказался неугодным. Но я не жалею, что так произошло.

- После вашего ухода МИД возглавляли довольно управляемые люди…

 

- Наверное, неэтично осуждать своих коллег. Скажу коротко, министры тогда из политических фигур превратились в технические.

- Есть такое мнение, что Бакиевы были марионетками США. Это так?

 

- Я так не считаю. Они стали заложниками своей алчности. Страной, фактически, управляло «семейное политбюро». Отсюда и шараханья, то России клялись в любви и верности, потом Китаю кланялись, когда их не приняли, поехали в США. Надо всем знать, что не только три крупные державы: Россия, Китай и США постоянно изучают, что происходит в стране, в правительстве, вокруг президента, доверяет ли население власти, но и все страны, с которыми установлены дипломатические отношения. Они владеют реальной ситуацией в стране. Это нормальная международная практика. А тогда помните, что творилось в нашей стране? Соответственной была и реакция мирового сообщества, когда многие страны перестали их принимать.

- В марте 2009 года вы подверглись уголовному преследованию, по надуманному предлогу – якобы из вашего наградного оружия был убит турецкий бизнесмен. Вас арестовали, вы сидели в СИЗО. Кратко напомните читателям об этом периоде.

 

- Все началось в 2008 году. К тому времени оппозиционные силы провели два успешных народных курултая во Дворце спорта и в Театре русской драмы. Я был начальником штаба, главным организатором этих мероприятий, где открыто критиковали семейно-криминальный режим Бакиева. Поэтому они решили нейтрализовать меня. Сначала посадили моего брата по надуманному предлогу, это не подействовало. Потом сфабриковали дело на моего сына, и это тоже не подействовало. После этого взялись на меня.

- Вас как-то предупреждали?

 

- В феврале 2009 года ко мне пришли гонцы от Максима и Жаныша, предлагали провести переговоры. Я отказался от встреч. После этого они мне дословно передали: «Ничего личного, это только бизнес». Позвонили 7 марта и потребовали, чтобы я явился 8 марта. Утром 9-го я, не сказав ничего жене, оделся потеплее, взял теплую куртку, шапку и пошел в МВД. В этот же день меня арестовали и посадили на полгода.

- Чего боялись Бакиевы? Вы реально представляли угрозу для них?

 

- Это был предвыборный период. Предстояли выборы президента. Бакиевы стремились нейтрализовать значимые опозиционные фигуры. Освободили меня уже после выборов, когда результаты были утверждены.

- А вы не думаете, что, отсидев за решеткой, вы еще достаточно легко отделались. Сколько политиков было убито в тот период?!

 

- Возможно, повезло. Но я лично, как политик, человек, получил большой жизненный урок.

- 16 марта 2010 года Первомайский суд приговорил вас к 5 годам условно, хотя признал вас не причастным к убийству турецкого бизнесмена. Что стало с вашей судимостью?

 

- Бишкекский суд второй инстанции оправдал меня полностью.

- Вы были в оппозиции, рисковали жизнью, подверглись гонениям. Почему после 7 апреля 2010 года вы не пошли во власть?

 

- В ходе всех коллизий я многое переосмыслил и переоценил, поэтому для меня имеет большое значение, каким способом люди приходят к власти.

7 апреля 2010 года я лежал в больнице. Вдруг в палату заходит мой помощник, весь в крови, оказывается, наши ребята были на площади и одного из них ранили. Он привез его в больницу. Он сказал, что стреляют на поражение, боевым оружием. Я сразу же поехал на площадь, она вся была в крови. Людская толпа, как волна, то нахлынет к забору, то отступает. Я искал кого-то из лидеров оппозиции. Нашел только Болота Шера и Мирослава Ниязова. Пытался что-то сказать, выступить, но там стрельба, шум-гам.

Спросил, где все лидеры, мне сказали, что они в здании нынешнего дома правительства. Пошел туда, а там уже делят кресла. У меня появилось недоумение. Надо было в этот момент быть на площади, организовывать людей… Я призвал их к этому, но меня уже никто не слышал. Каждый был занят своим делом, к ним уже выстроились очереди... Погибло много ребят. Я был на похоронах погибших ребят.

Через некоторое время меня пригласили Роза Исаковна и Алмаз Шаршенович, они предложили мне возглавить министерство иностранных дел. Я отказался.

О власти

 

- В августе 2013 года вас назвали одним из организаторов курултая молодежи. Позже появилась информация, что некая группа из участников этого курултая планировала отравить реку Нарын цианидом, чтобы показать, что экологический ущерб от Кумтора дошел до этих мест. Всю операцию назвали «Юпи-гейтом». Почему вы пошли на этот шаг?

 

- Это неверная информация. Я не был организатором, а был всего лишь приглашенным в качестве гостя. Это большая разница. Организовывала курултай местная молодежь. А я сам родом из Нарынской области и, будучи школьником, пас овец на Сон-Куле. В тех местах я давно не был, поэтому получив приглашение на курултай, решил съездить на Сон-Куль и послушать молодежь, о чем молодые люди думают, что их беспокоит, каким видят будущее нашей страны. Там был молодой человек, из числа организаторов, который (по его признанию) по заказу ГКНБ и опорочил всех, придумав всю эту историю с Юпи-гейтом.

- То есть все, что он говорил о планах отравить реку, о причастности некоторых политиков – это все ложь?

 

- Это не просто ложь, это полная чушь. Как можно цианидом травить воду? Любому образованному человеку известно, что цианид в воде расщепляется и теряет свои свойства. Возможно, за этой провокацией стояли некоторые руководители ГКНБ, решили нас опорочить перед саммитом ОДКБ. Попытались сделать из нас террористов. Очень жаль, что у нас такой уровень некоторых руководителей спецслужб. Время все расставило на свои места. Ложь и клевета, черный пиар оказались абсолютно необосноваными. Инсинуации мои оппоненты использовали как метод грязных политических интриг.

- Вы до сих пор находитесь в стороне от власти. Почему не хотите приносить пользу стране своим опытом, интеллектом?

 

- Мне действительно поступали предложения занять различные должности. Быть во власти – это не самоцель. Главное, приносить государству и обществу реальную пользу.

- А вы встречались с Президентом А. Атамбаевым?

- В последние годы мы перестали встречаться с Алмазбеком Шаршеновичем, но если встретимся, мне есть много что ему сказать.

- Критического?

 

- Разного, и критического в том числе.

- Сегодня оппозицию ассоциируют с Садыром Жапаровым, Мелисом Мырзакматовым, Ахматом Келдибековым. Как вы думаете, имеют ли они право критиковать действующую власть, не будучи сами кристально честными людьми?

 

- С моей стороны будет не правильно, если я буду давать им какую-либо оценку. Потому что они заранее в невыгодном положении. Они сегодня гонимы. Но я считаю, что каждый из этих джигитов, в меру своих возможностей, мог быть полезен для народа и страны.

- Критика обязательно нужна, но нужны конкретные факты, доказательства. У вас есть такие факты о власть имущих?

 

- Да, конечно. Я могу перечислить. Например, взять энергетику. Эксперты говорят, что 2011-2014 годы не были маловодными. Почему руководство заранее не предвидело возможную критическую ситуацию и продало воду? Энергетика это та стратегическая отрасль, анализом и прогнозом ситуации которой нужно на годы вперед заниматься. И парадокс в том, что мы Казахстану продавали электроэнергию и воду дешево, а теперь покупаем дорого. Еще один момент, зачем ставить на ключевые посты людей, которые порочат власть? Например, последний скандал с директором ОТРК. Почему не изучают биографию, способности, наклонности, психологию того или иного человека? Из-за этого происходит постоянная кадровая чехарда. Далее, криминогенная обстановка в стране ухудшается, увеличивается наркотрафик, процветает рэкет. Судебная реформа провалилась, повсюду коррупция, мздоимство. Грядет экономический кризис. Почему уменьшилось количество инвесторов? Почему не растет промышленность? Почему, даже в строительной отрасли упали показатели? Почему выросла бедность? Почему до сих пор у нас процветает безработица, а государство не создает дополнительные рабочие места? Почему миграционные процессы увеличиваются? Вот неполный перечень вопросов, на которые нынешняя власть должна ответить перед обществом.

- А вы думаете, все эти вопросы решаемы?

 

- Конечно, решаемы, основная проблема в кадрах. Общеизвестная фраза «Кадры решают все» - особенно актуальна сегодня для нас.

- Неужели вы считаете, что за 5 лет нынешней властью ничего хорошего сделано не было?

 

- Есть. Самой большой заслугой является относительная стабильность. Но, думаю, что на сегодня, прежде всего, необходимо решать нарастающие проблемы.

О внешней политике

 

- А что скажете по поводу внешнеполитического курса страны?

- Один из главных стратегических документов, где должны отражаться национальные интересы нашей страны – это Концепция внешней политики. Последний раз она была написана в 2007 году. С тех пор изменились и международная обстановка, и наша страна, соответственно, и документ этот должен был претерпеть серьезные изменения. Я говорил об этом еще три года назад, но до сих пор этого не сделали.

Еще, одним из ключевых моментов во внешней политике стало вступление нашей страны в Таможенный и Евразийский экономический союзы. О том, что страна вступит в ТС наше Правительство заявляло еще 4 года назад, но, к сожалению, за эти годы каких-то реальных, практических шагов по подготовке страны и народа к вступлению сделано не было. 4 года назад, когда цена на нефть превышала за 1 барель 100 долл. США, Россия могла выделить миллиарды на подготовку наших регионов, отраслей экономики к вступлению. За это время можно было наладить инфраструктуру, производство, создать дополнительные рабочие места. А наше правительство только сейчас, с большим опозданием озаботилось этими вопросами.

- Вы считаете, это правильное решение – вступить в Таможенный и Евразийский союзы?

 

- Безусловно, на мой взгляд, это единственное стратегически правильное решение. Естественно, первые годы в ТС будут очень сложными. Это не только экономический, но и политический проект. Надо было проводить качественную широкую информационную компанию по вступлению, неформально объяснить людям, зачем мы вступаем, какие будут у нас трудности, что это даст нашему народу в перспективе. Хотя и сейчас это сделать еще не поздно. Но нужно нам понять, что даже вступив в ТС и ЕАЭС, мы не можем вечно сидеть на шее у более развитых стран, да и вряд ли нам это позволят.

- А если бы вам сегодня предложили бы разработать Концепцию внешней политики Кыргызстана, вы бы взялись за эту работу?

 

- Да, если это нужно стране.

О геополитике

 

- Как профессор международных отношений, как охарактеризуете происходящее на Украине?

 

- Украинский народ является сегодня заложником большой геополитической игры, развязанной Вашингтоном. Одно только то, что на Юго-Востоке Украины гибнут мирные люди – дети, женщины и старики, указывает на прямую политическую безответственность нынешнего руководства Украины.

Последний мирный план “Норманской четверки”, предложенный главами государства в г. Минск, дает надежду на мирное решение украинского вопроса. Только мир спасет Украину от развала и мир остановит гибель мирных людей. Но пока нерешенных вопросов много. На мой взгляд, прямую ответственность за переворот в Киеве, дальнейшую эскалацию конфликта и трагедию украинского народа несут некоторые западные политики.

- Получается, весь мир заложник этой политики?

- Всему мировому сообществу известно, что происходит в Ираке, Сирии, Ливии, Афганистане, теперь уже и на Украине. Как результат политики американских ястребов, каждый день гибнут мирные люди. Стремление Вашингтона сохранить однополярный мир, диктовать всему мировому сообществу свою политику, не соответствует сегодняшней международной ситуации и реалиям. Я полагаю, что Россия и Китай смогут противостоять этим гегемоническим планам Вашингтона.

- Можно сказать, что украинцы оказались обманутыми пустыми обещаниями ездить без визы в Европу и прочими бонусами?

 

- Никто украинцев не ждет в Евросоюзе. Никто их не ждет в НАТО. Они столкнули лбами славянские народы, проживающих на Украине, и развязали братоубийственную войну. Очень жаль, что политики Украины не поняли это до сих пор.

- А вы не боитесь, что после таких ваших слов вас назовут жертвой российской пропаганды?

 

- Я постоянно отслеживаю CNN, BBC, «Евроньюз» и могу отличить правду от лжи. На чьей территории все происходит? Если бы жители Юго-Востока Украины напали на западную часть страны, тогда была бы другая ситуация. Но бомбят-то Донецк и Луганск…

- В Кыргызстан пребывает временный поверенный по делам США г-н Майлз. Местные СМИ в подробностях расписали его биографию. Там, где он появляется, начинается военный конфликт. Есть ли опасность того, что и у нас начнется нестабильность? Сможем ли мы избежать участи Украины или это уже неизбежность, и мы уже в разработке?

 

- Как я уже сказал, для внешних игроков мы всегда в разработке, они очень внимательно отслеживают внутреннюю ситуацию. Если власть коррумпирована, недееспособна, вышла из доверия, то они знают, что могут раскачать лодку. И наоборот, если власть сильна и пользуется доверием народа, они не рискуют вмешиватся во внутрение дела. Взять к примеру Кубу – бедную страну, что только в отношении нее не предпринимали, 500 покушений совершали на Фиделя Кастро, но ничего не получилось. Или возмем Китай, где сильная власть и народ поддерживает эту власть. Поэтому все зависит от нашей внутренней ситуации.

- Как быть в такой ситуации?

- Для того, что бы сохранить стабильность в стране, нужен неформальный диалог в обществе с участием всех политических сил. Многое зависит от Президента. Хватит ли у него политической воли сформировать новую дееспособную команду, забыть старое, собрать государствеников, професионалов и вытащить страну из грядущего сползания в политическую и экономическую пропасть. А если учесть последние данные, что в Центральной Азии увеличивается террористическая и экстремисткая опасность, то он просто обязан предпринять решительные шаги по сплочению нации и сохранению единства народа. А со своей стороны, мы политики, должны умерить свои амбиции, забыть личные обиды, думая о стране, о будущем наших детей. Предложить пути выхода из нарастающего кризиса, новые идеи, подходы и вернуть доверия общества.

О выборах

 

- Какими будут предстоящие выборы?

 

- Выборы будут сложными и непредсказуемыми. Провластные партии уже готовятся к выборам и стараются везде расставить своих людей на должности, чтобы использовать административный ресурс. Но это может не сработать. Отношение у народа к власти неоднозначное.

- Позвольте, голосование по биометрическим данным исключают возможности многих вариантов фальсификаций.

 

- Я не питаю иллюзий по этому поводу. Компьютер наиболее уязвим в этих вещах. Он имеет свойство ломаться, могут залезть хакеры. Как говорил И. Сталин “Не важно как проголосуют, а важно то, как посчитают”.

- То есть вы не верите в стремление Атамбаева провести честные и чистые выборы?

 

- Сейчас сложно сказать. Давайте дождемся начала предвыборной гонки. Пока декларации звучат красивые, но надо смотреть, какова будет ситуация в стране, и кто начнет выборную кампанию.

- Вы будете участвовать на выборах?

 

- Я так думаю. А вот с кем пойдет наша партия, пока окончательного решения не принято. Ситуация очень быстро меняется. У меня хорошие отношения со всеми ведущими политиками, мы консультируемся, обсуждаем. Но говорить о конструкции или союзе пока рано.

Лейла Саралаева

Фото Абылая Саралаева

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям