Канат Каниметов: «Лично я собираюсь жить и умереть в Кыргызстане»

17:24, 2 Апреля

Медиаполе Кыргызстана постоянно меняется, исчезают одни СМИ, появляются другие. Очень скоро вниманию кыргызстанцев будет представлен новый телеканал «Апрель». О том, чего ожидать телезрителям от нового телепроекта, рассказал специальный корреспондент «Апреля» Канат Каниметов.

- Канат, последние 2-3 года Вы ассоциировались с КТРК. В конце прошлого года неожиданно приняли решение уйти с главного телеканала страны, как оказалось, в новый проект. Получается, Вы не могли делать что-то, что можете делать на новом телеканале «Апрель»?

- Действительно, для моих коллег и друзей мой уход с КТРК показался неожиданным. Но это не было импульсивным решением. Нужно было что-то менять в своей жизни. Ведь 8 лет на одном месте - слишком много для человеческой жизни.

В КТРК я реализовал все свои профессиональные амбиции. Выложился на сто процентов. И медленно, но верно наступала стадия стагнации. А это плохо. Это значит, что роста нет, и потом неизбежно наступит откат назад. Я не мог этого допустить. Я ушел с КТРК с чувством искренней благодарности. Очень люблю этот канал – он для меня родной. «Апрель» же совершенно новый телеканал, создаваемый практически с нуля. Мне интересно участвовать во всем этом. Обещали, что будет больше пространства для творчества.

- В период правления Атамбаева Вас многие считали «певцом» его политики. Часто ли слышали критику за Вашу работу?

- О, да! Часто. Поначалу остро переживал. Читал каждый комментарий в «Фейсбуке» и крепко обижался на людей. Сейчас я достаточно зрел, чтобы не принимать близко к сердцу интернет-травлю. Учусь относиться с юмором даже к оскорбительным выпадам. Получается.

Прошло три месяца с тех пор, как я ушел с КТРК, и меня продолжают обливать грязью. Недавно был забавный случай. В аварии на ТЭЦ обвинили лично меня, представляете?! Вытащили старый сюжет про открытие централи, и травля продолжилась. Тогда я, так же как и мои коллеги и многие другие люди, искренне верил, что ТЭЦ действительно будет исправно работать. Ни в тот день, ни после никто не пытался доказать обратное. Никто не мешал делать журналистам разоблачительные материалы, а депутатам – отправлять запросы о ходе ремонта.

Я понял, что соцсети дали людям иллюзию того, что их мнение очень важно. И каждый спешит заявить на весь мир свою позицию по любому вопросу. Но проходит два-три дня, и все всё забывают. У интернет-массы короткая память, и вообще, она не последовательна. Хочется спросить: «Хей, как же распиленные 386 миллионов?» Я считаю, что за этой историей нужно следить, а виновных в аварии на ТЭЦ обязательно наказать. А народу эта тема уже неинтересна. Люди давно переключились на личную жизнь певицы Анжелики.

К конструктивной критике адекватных людей я прислушиваюсь. Ну а когда ушат грязи на меня выливает человек с сомнительной репутацией и позорным бэкраундом, я при всем желании не могу воспринимать его реакцию всерьез. Я работал на государственном канале и отдавал себе отчет в происходящем. Зритель имеет полное право быть недовольным контентом государственных СМИ, точно так же, как и ругать гаишников на дорогах или врачей в больнице. Но сотрудник МВД и медик – часть большой государственной машины. Ругать его одного – бессмысленно. То есть чего вы ждете от финансируемых властями медиа? Надо делать реформы! Своя редакционная политика есть в каждом СМИ. Независимых медиа не бывает. Никто не будет приходить и бесплатно делать сюжеты и писать статьи. Всем нужно платить. Дело лишь в том, кто им платит и сколько. Редакции зависят или от власти, или от частного кармана, или от правительств, или парламентов другой страны. Есть другой путь – самый лучший. Можно перенять опыт Британии. Там граждане сами финансируют BBC. Ни один журналист не откажется работать при такой системе.

- Ваша супруга работает в проекте «Азаттык» «Настоящее время». Направленность несколько оппозиционная. Вы спорите с супругой по идеологическим и политическим вопросам? Как приходите к консенсусу?

- Этот вопрос нам задают так часто, что уже смешно. И почему людям кажется, что мы должны ругаться по этому поводу? Это очень удивительно. Наша любимая тема для ссор скорее - разбросанные по дому носки, а не политика. Мы с супругой – люди здравомыслящие. К политике относимся скептически или даже цинично. Никто из нас не водит личной дружбы с политическими деятелями, не имеет иллюзий относительно никого из них. Хотя я знаю, что, например, некоторые журналисты на свои тои приглашают влиятельных людей, стараются заручиться их поддержкой. Мы же строго разграничиваем личную жизнь и работу.

Жибек – не только жена, но и лучший друг. Она меня всегда во всем поддерживает. Когда меня критиковали в соцсетях, больше переживала она, а не я – и мне приходилось ее успокаивать. И то, что мы коллеги, только помогает нам. Мы очень хорошо понимаем друг друга.

- Название нового телеканала «Апрель» говорит само за себя, возникают ассоциации, связанные с революцией 7 апреля 2010 года. По сути, она победила, и уже 6 лет нет бакиевцев. Какую идеологическую составляющую будет нести новый телеканал?

- Откровенно говоря, я не очень люблю это слово – идеология. От него попахивает какой-то советщиной, что ли... Я честно не знаю, как точнее сформулировать ответ на этот вопрос. Он сложный.

Да, действительно, нравится кому-то или нет, название телеканала связано с событиями апреля 2010 года. То, что произошло 8 лет назад 7 апреля, очень важная веха в истории страны. Этого никто не может отрицать. Но в целом идея и миссия нового телеканала направлены на поддержку всех здравых и конструктивных сил в Кыргызстане. Мы будем работать на развитие республики. 

Лично я собираюсь жить и умереть в Кыргызстане. Я хочу, чтобы мои дети росли здесь. Хочу, чтобы им было комфортно и безопасно. Хочу, чтобы не было отката назад, чтобы темные времена не вернулись, чтобы не убивали никого за слово. Вот ради этого я живу и работаю. Уверен, мои коллеги думают так же.

- Команда у вас собралась очень сильная, тут ребята и с Пятого, и с НТС, и с «Мира», и Вы с КТРК. Сложно ли ужиться вместе в новом проекте людям с опытом работы в совершенно разных, порой идеологически противоположных СМИ?

- Наша команда действительно разношерстна. И объединяет нас адекватное отношение к происходящему. Вот, например, я теперь работаю бок о бок с коллегами, которые пришли из НТС: Манасом Айжигитовым, Аманом Бакировым, Айбеком Бийбосуновым. Прекрасные ребята. И, как вы заметили, несколько месяцев назад мы работали в конторах с совершенно разной редакционной политикой. Несмотря на это, у нас всегда были нормальные человеческие отношения.

А ведь есть журналисты, которые из-за политических пертурбаций перестают даже здороваться друг с другом. У них стирается грань между работой и личной жизнью. Заглянешь к ним на страничку в «Фейсбуке» – а там на профиле портрет «вождя» и десятки гневных постов в унисон генеральной линии партии. Складывается впечатление, что они теперь не журналисты, а политики. И адекватно воспринимать реальность у них уже не получается. Даже на уровне кухонных разговоров. Абсолютные зомби. Когда же они наконец поймут, что медиаполе в Кыргызстане настолько узкое, что все всё друг про друга знают. Ошибочно полагать, что люди быстро все забывают и их легко обмануть. Я в голос смеюсь, когда некоторые товарищи с серьезным выражением лица рассуждают о свободе слова, о демократии, о журналистской этике и солидарности. О боже, лучше бы они молчали и хоть изредка пролистывали свою трудовую книжку! 8-9 лет назад они сами убивали эту свободу слова, оправдывали политические убийства, молчали, когда их коллег в буквальном смысле отправляли на тот свет.

Мне кажется, что в «Апреле» собралась действительно адекватная команда. Собирал ее Дмитрий Ложников. И я ответственно заявляю, что в наших рядах нет фанатиков политики, есть фанатики телевидения.

- Не секрет, что традиционное телевидение уже пережило пик популярности. Что будет у вас на телеканале такого, что человек бросит свои гаджеты, усядется возле голубого экрана и включит «Апрель»?

- Традиционное телевидение действительно переживает упадок. Существующие в Кыргызстане новостные форматы, методы подачи информации – все это устарело. В «Апреле» многое будет по-другому. Мы собираемся делать не привычные всем новости, а новостное шоу. Вместо диктора - говорящей головы – полноценный ведущий. Тексты он будет писать сам, а не читать то, что ему подготовили другие. Много будет подаваться в наглядной инфографике. И репортажи собираемся делать по-другому. Никаких «мертвых планов», нагруженных деепричастными оборотами предложений, а больше зрелищности и наглядности... Пришли к тому, что и паркетные сюжеты нужно подавать по-другому. Словом, планов много. Всего не рассказать.

Кроме новостей будет немало других телепроектов. Заведует ими Наталья Кролевич – одна из самых крутых в стране тележурналистов. И много чего другого, нового, интересного...

- Можете описать портрет среднестатистического вашего зрителя – возраст, профессия, пол. На кого именно будет рассчитана работа нового телеканала?

- «Апрель» рассчитан на думающую часть населения. Это будет не местечковый или городской телеканал, а общенациональный. Он будет остро политическим. Поставлена такая планка. И мы постараемся сделать все, чтобы достичь этой цели. Помимо новостей «Апрель» будет производить развлекательный и познавательный контент. Проектов много. Не буду раскрывать всех секретов. Скоро вы сами все увидите.

- Когда и где зрителям смотреть новый телеканал?

- Было бы странно, если бы телеканал под названием «Апрель» запустился в марте. Поэтому ждем апреля. Точную дату я вам не назову. Пока это тайна. Кстати, специально настраивать антенну, чтобы поймать сигнал нового телеканала, не придется. Он выйдет на частоте ON1.

Интервью подготовила Лейла Саралаева

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям