«По сравнению с украинскими пропагандистами Йозеф Геббельс кажется малым ребенком»

15:27, 30 Сентября 2014

У каждой медали есть две стороны. Позиция Александра Клейменова иллюстрирует одну, она, безусловно, имеет место быть. Но есть и другая позиция. Редакция «НЛ»  побеседовала с еще несколькими журналистами из Украины. 

Наши собеседники – журналист из Одессы Иван Лизан, обозреватель проекта «Однако-Евразия», и Владимир Полуев, телеведущий, тележурналист.Они получили практически те же вопросы на тему нынешней ситуации в этой стране.

- Расскажите, пожалуйста, об идее властей построить стену на российско-украинской границе?

Владимир Полуев: -Идея строительства стены с точки зрения ее реализации абсолютно абсурдна. Ну, во-первых, украинская власть элементарно не контролирует большую часть российско-украинской границы в Донецкой и Луганской областях. Как украинский премьер-министр Арсений Яценюк представляет себе строительство стены там? А это по разным подсчетам несколько сотен километров. Во-вторых, какую защиту реально может предоставить этот проект «Стена»? Кстати, де-факто его можно назвать и проект «ров», поскольку помимо забора планируют выкопать сплошные траншеи на границе. Это ведь не игра престолов, самолеты и «грады» забор ну явно не остановит. Поэтому стоит рассматривать заявления о стене как элемент шоу-политики и инструмент отмывания денег. Создание некоего образа в головах украинцев, мол мы идем в Европу, а от России – от «этих северных варваров» - даже стеной отгородились. Отмывание денег – правительство уже выделило 100 миллионов гривен на строительство стены. Это около 8 миллионов долларов. И это только первый взнос. Туда будут вбухивать сотни миллионов. А в это время в стране будет усиливаться инфляция, падать ВВП, падать промышленность, расти доллар, зимой украинцев будет ждать дефицит электричества и угроза холодных батарей.

Иван Лизан: - Идея вполне реальна, но что-то мне подсказывает, что никакой стены не будет. У украинского олигархиата просто не хватит времени для ее возведения, впрочем, как и денег, которые они планируют разворовать при ее возведении. Данные проекты забрасываются в информационное пространство для заболачивания мозгов своему населению, которое верит в российскую агрессию по отношению к украинцам. Киевские элиты создали полноценную виртуальную реальность, в которую погрузили порядка 39 миллионов граждан своей страны. Однако у подобных манипуляций есть огромный побочный эффект: рано или поздно элитарии начинают в нее верить. Рвы на границах не помогают в гражданской войне, а потому у здравомыслящих жителей Украины данные инициативы не вызывают ничего, кроме раздражения.

- Так значит, нет агрессии?

Иван Лизан: - Значит, нет. Агрессия – это конкретные действия, войска. Есть ополченцы, есть армия. Российских войск – НЕТ. Нигде.

- Одна из самых обсуждаемых у нас тем – запрет российских СМИ на территории Украины. С чем это связано и какова реакция общества?

Владимир Полуев: -Фактически в Украине происходит тотальная зачистка информационного пространства. Говорящие головы долбят, что города Донбасса обстреливают исключительно сами же ополченцы, которые там базируются. Говорят о прямом российском вторжении, о зверствах российских солдат и террористов, не приводя при этом убедительных доказательств. И когда изо дня в день, во всех выпусках новостей, по всем каналам и на всех ресурсах вам талдычат о злобных террористах, рано или поздно люди начинают в это верить. У украинцев уже наметилась огромная усталость от всего что происходит. Они устали сравнивать украинские и российские СМИ, думать, анализировать, отчаялись понять, что же действительно творится в стране. Всем хочется простых ответов на сложные вопросы. Почему падает гривна? Почему нет реформ? Почему нет горячей воды? Почему отключают свет? Почему украинцы убивают украинцев? А тут СМИ такие ответы предлагают – виноват Путин, Россия и террористы. А чтобы обработка населения происходила эффективнее – запрещают российские СМИ, организовывают рейды по гостиницам, барам и другим общественным местам с требованием прекратить трансляцию российских каналов со спутника, уже советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко говорит о борьбе с российскими ресурсами и блокировании страниц в соцсетях. Альтернативной картины быть не должно, народ должен верить, что власть делает все правильно.

Иван Лизан: - Российские телеканалы могут смотреть только те, у кого есть спутниковые тарелки или хороший интернет. Российские газеты на Украине не распространяют. Сайты пока ещё можно просматривать, но их планируют запретить. Связно это с желанием сохранить свою версию реальности, в которой Украина – жертва российской агрессии. На Украине идёт гражданская война, однако признать этот факт киевские власти не могут, т.к. после этого массы начнут задавать им множество крайне неудобных вопросов и призовут олигархов к ответу. Потому граждан лишили доступа к правдивой информации, на что массы отреагировали просто: они перестали смотреть телевизор и ушли в интернет, где ищут онлайн-трансляции российских телеканалов. Об эффективности запрета телеканалов свидетельствуют рейды чиновников по общественным заведениям, где они выискивают тех, кто смотрит российские телеканалы.

- И такое имеет место быть?

Иван Лизан: - Это реальность. Увы.

- Объективны ли украинские СМИ, раскрывающие картину дня?

Иван Лизан: - Вы знаете, по сравнению с украинскими пропагандистами Йозеф Геббельс кажется просто малым, невинным, ребенком, у которого молоко на губах не обсохло. На Украине не осталось объективных СМИ. Обвинения в адрес российских СМИ (которые, несомненно, ведут свою идеологическую работу) призваны скрыть масштабы чудовищной лжи украинских пропагандистов.

Владимир Полуев: -Объективно ситуацию в Украине не освещает ни одно СМИ. Исключения могут составлять скорее отдельные журналисты. У украинских СМИ зачастую и выбора нет. Газета «Вести», которая пытается всегда подавать разные точки зрения – ее офис сначала разгромили. Потом начали заводить уголовные дела. Проводить в офисе обыски. Телеканалам запретили использовать термин «ополченцы». Только террористы и боевики. Давать интервью представителей самопровозглошенных ДНР и ЛНР – транслировать позицию террористов. За все это Нацсовет элементарно может лишить лицензии. Дошло до того, что член Нацсовета по телевидению и радиовещанию Ольга Герасимюк прямо требует от журналистов не показывать две точки зрения, то есть, не соблюдать профессиональные стандарты. По ее мнению, журналистика прежде всего должна быть патриотичной. При этом и российские СМИ не отображают реальной картины. Действительно понять, что же происходит, можно, лишь побывав на месте или перелопатив десятки источников со всех сторон и тщательно проанализировав все данные, отделяя зерна от плевел, фейки от реальных событий.

- Что говорят в украинских СМИ о России? О конфликте на Юго-Востоке?

Иван Лизан: - Лгут одно и то же: Россия, агрессия, все беды в мире только от москалей, а Путин лично виновен во всех бедах украинцев. СМИ не признают конфликт на Юго-Востоке гражданской войной, а продолжают называть его антитеррористической операцией, а террористами называют всех, кто не согласен с мнением киевских властей.

Владимир Полуев: -Россию объявляют врагом, обвиняют во вторжении. При этом никто не обращает внимания на явные логические промахи. Если Россия напала на Украину, почему Киев не разорвет дипломатические отношения и не введет военное положение? Если на Донбассе десятки тысяч российских солдат, где массовые видеоподтверждения? Зачастую звучат голоса, требующие войны до победного конца. Никаких переговоров. И пока, увы, голоса ястребов в СМИ звучат гораздо чаще. А украинцы с обеих сторон продолжают гибнуть.

- Есть такое мнение, что русскоязычных СМИ в Украине после Майдана практически не осталось, а те которые есть, подвергаются давлению. Так ли это на самом деле?

Иван Лизан: - Русскоязычные СМИ остались, но они ведут такую же пропаганду, как и украиноязычные. На Украине нет свободы слова, а за критику власти вам могут и череп проломить в подворотне. Без суда и следствия, без всякого «давления» и прочих реверансов. Без всяких соответствующих механизмов, хотя бы имитирующих законность. На уровне закона заткнуть рот нельзя, а кулаком, ножом или пулей – запросто можно. Подавляющее большинство жителей Юго-Востока Украины в быту используют русский язык. Они запросы вGoogleвводят по-русски. Разделение пошло не по языковому признаку, а по признаку принятия или же неприятия нацизма. Если вы считаете, что своих оппонентов можно сжечь живьём, то вы правильный украинец, а если вы против этого – вы террорист и сепаратист, и вас полагается убить вместе с родственниками и детьми.

- Как общество расценивает Майдан и что это вообще такое было?

Иван Лизан: - Общество расколото. Для половины населения Майдан – победа сил света над силами тьмы, но эту победу у них украли москали и лично Путин. Для остальной половины Майдан стал началом гражданской войны, и является квинтэссенцией негатива, точкой распада украинского государства.

Владимир Полуев:Одни расценивают Майдан как великое достижение, революцию достоинства. Мол, отстояли цивилизационный выбор, свергли президента-коррупционера, заставили власть считаться с людьми. Майдан для таких людей – как некая святая идея. А все негативные процессы в стране они с грустью оценивают «не за это мы стояли на Майдане». И с одной стороны таких людей можно понять – на Майдане лилась кровь и гибли люди, а это просто так не забывается.

Другие обоснованно считают то, что происходит сейчас в стране прямым последствием Майдана. Когда сторонники Майдана почувствовали себя победителями, всех, кто «против», они начали называть колорадами и ватниками. Почему, например, первым решением нового большинства в парламенте стала отмена языкового закона? Именно с этого ведь начались волнения на Юго-Востоке. Поэтому в этом вопросе общество достаточно поляризовано, но одно бесспорно – Майдан действительно когда-то займет очень важное место в украинской истории. А вот как его оценят – покажут дальнейшие события.

- Что дальше ждет Украину, как она будет развиваться?..

Иван Лизан:- Продолжение кровопролития и постепенное освобождение территории Украины от нацистов. Ключевой вопрос в том, где ополчение решит остановиться: на границах областей Юго-Востока, или же танковые моторы заглушат на границе с западными областями.

Владимир Полуев:-Есть такой популярный демотиватор: «как показали последние события, предпоследние были лучше». Ситуация в Украине неизменно становится все хуже. Сможет ли страна выжить, не распасться – зависит во многом от украинского руководства. Если, например, Петр Порошенко сможет жестко задавить ястребов и кликуш, требующих войны до победного конца, сможет подавить самостоятельный Днепропетровск и киевские группы влияния, инициирует процесс переформатирования Украины во всем – начиная от полномочий регионов и заканчивая культурной, языковой и внешней политикой – он может войти в историю как человек, сохранивший Украину от распада. Но задача эта не из легких, и позитивный вариант, к сожалению, маловероятен. 

Известный фоторепортер из Кыргызстана Игорь Коваленко, который работает на Европейское пресс-агентство побывал на Юго-Востоке. Свое мнение он изложил в двух словах: «гражданская война, сопровождающаяся массированным информационным воздействием извне, с двух сторон». Его фоторепортаж с места событий сопровождает наш разговор с Иваном и Владимиром.

Подготовила Светлана Бегунова

 

От редакции: Мы намеренно дали подробное мнение двух сторон, чтобы вы читатели понимали, что информационная война, захлестнувшая Украину, перемирия не предусматривает. Многие проблемы украинцев нам понятны и близки. А поэтому нам надо учиться на ошибках других, нежели совершать свои, и выстраивать собственную информационную повестку дня. 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям