Нурбек Токтакунов: «Сапар Исаков чувствует себя хорошо»

16:56, 27 Августа

Интервью с Нурбеком Токтакуновым, адвокатом экс-премьера Сапара Исакова, находящегося под следствием по делу о коррупции и заключенного в СИЗО ГКНБ, мы начали с вопроса, который больше всего интересует пользователей в социальных сетях, да и нашу редакцию тоже.

- Как себя чувствует Сапар Исаков?

- Хорошо. Он действительно, по моей оценке, хорошо себя чувствует. Я с ним разговариваю и вижу – он такой же, какой был, когда занимал пост премьер-министра. Спокойный, внимательно слушает. Он много читает, мы приносим ему книги, которые он просит. Много размышляет, занимается физическими упражнениями, причем очень упорно. В хорошей физической форме. Я вот один момент уточню – когда все это началось, он поднимал штангу 25 кг (жим лежа), сейчас – 60 кг. Рост мышечной массы есть, заметный.

- В информационном пространстве были сообщения, что у него проблемы с желудком…

- Он никогда не жалуется на здоровье. Другое дело, мама и супруга, они говорят об определенных проблемах с его здоровьем, но он предпочитает не распространяться о них. Если он не желает об этом распространяться, то и я не вправе об этом говорить.

- А дух, внутренний стержень?

- Он не сломлен, это однозначно. И много выводов сделал, в том числе о своих собственных ошибках.

- Какие это ошибки, как Вы считаете?

- Самая главная ошибка – вся команда Атамбаева (и предыдущих глав государств) абсолютно не понимала необходимость полемики, наличия оппозиции, это жизненная необходимость для любой власти. В результате получили ту систему, которая теперь подминает их самих. И не их последних подминает, поверьте.

- То есть любой клевете наряду с прочей критикой надо дать возможность свободно звучать?

- Вот мы общаемся с людьми, и каждый из нас в курсе, кому можно доверять, а кто несет всякую ерунду. Так и со СМИ или правозащитниками, какими-то оппозиционными политиками. Люди совсем не дураки, они прекрасно увидят, кого стоит слушать, а кто пустослов.

- Все это было бы так, если бы у нас работал реальный рекламный и медиа-рынок, СМИ могли быть хотя бы условно независимы от финансовых и политических воротил, и политические очки были бы результатом политических решений, а не клановых и финансовых «движений». Но мы же с вами прекрасно понимаем, в какой ситуации живем, разве нет?

- Это та каша, в которой все должно перевариться, неизбежный период развития. Политическая культура постепенно вырастет. В любом случае, если рты недовольным затыкают при помощи репрессивного аппарата: судов, правоохранительных органов, органов национальной безопасности - народ начинает доверять именно им, тем, кому заткнули рты. Это худший способ борьбы с клеветой. Люди сами постепенно разберутся, каким СМИ можно доверять, а остальные займут свое место среди желтой прессы.

- Какие-то процессуальные действия в отношении Сапара Исакова в ближайшее время ожидаются?

- Скоро состоится слушание о продлении срока предварительного заключения под стражу.

- Каковы Ваши прогнозы?

- Само по себе это заключение под стражу на основании мифических «оперативных данных» - бред. Чтобы сделать вывод о том, что подозреваемый собирается покинуть страну, нужны факты – чьи-то показания, телефонный звонок, письмо. А в этом случае в качестве «оперативных данных» преподносятся предположения оперативного работника. С самого начала не было никаких оснований содержать Исакова до конца расследования под стражей. Наш действующий Уголовно-процессуальный кодекс предполагает применение этой меры только в крайнем случае. То есть общим правилом является оставление обвиняемого на свободе до приговора суда.

- Есть ли шанс на справедливое рассмотрение этого дела?

- Нам не дают для ознакомления материалы следствия. По закону есть определенный перечень материалов, копии которых мы можем получить до окончания следствия. Бишкекский городской суд, рассматривая нашу жалобу, в описательно-мотивировочной части признает, что у адвоката есть такое право, но в итоге приходит к выводу, что следователь, отказав мне в копиях дела, ничего не нарушил.

Статья 303 УК (“Коррупия”), по которой его обвиняют, описывает по сути признаки существования мафии, преступной организации, влияющей на властные решения. Но для доказательства существования мафии нужны доказательства множества таких деяний, как злоупотребление властью, превышение властных полномочий, дача взятки, посредничество во взятке, получение взятки, доказательство наличия преступной структуры, лидеров, распоряжения которых исполняются, аппарата насилия, способов передачи распоряжений лидеров и прочее. Вместо этого следователь пишет, что Исаков, используя доминирование президента, обеспечил голосование в парламенте. Где тогда показания депутатов, голоса которых он “обеспечил”? Как обеспечил? Бил их? Держал под мушкой? Захватил семью в заложники? Депутаты сами с радостью поддержали проект, причем никто из них ни устно, ни официально не проинформировал Исакова, что закон требует более тщательного изучения контракта и общественного обсуждения.

Предположения следствия о существовании мафиии строятся на том, что рабочую записку Исакова, где он просит рассмотреть все предложения, в ОАО «Электросети» восприняли как давление. «Где там давление или хотя бы настойчивое указание?» - спросил Исаков во время очной ставки. «Мы восприняли служебную записку как приказ лоббировать ТВЕА», - ответил свидетель. То есть Исакова обвиняют не на основании содержания записки, в которой нет ни слова о лоббировании, а на основании мыслей и предположений свидетеля. О преследовании экспертов по тому договору я уже много раз рассказывал.

Сейчас создана комиссия, которая занимается ценами по реконструкции ТЭЦ. Она, по сути, готовит импичмент действующему президенту, потому что, если данные о перерасходе будут сфабрикованы, это станет прямым конституционным поводом для объявления импичмента, ведь модернизацию принимало правительство Сооронбая Жээнбекова. Когда я публично озвучил этот момент, Сапара Исакова без меня вызвали к следователю и предложили ему отказаться от моих услуг в обмен на то, что не будут, якобы, возбуждать новое дело по «Викиликс».

- Зачем Вам тогда вообще работать с этим делом?

- Затем, что я служу закону и надеюсь, что все этапы роста судебной системы мы преодолеем и придем к другой, жизнеспособной системе. А в текущей перспективе надеюсь на здравый смысл властей. Ведь ситуация меняется, копится напряжение, особенно на юге, где беспредельничает раимовская «команда». Сколько было злорадства, когда Исакова только посадили! Теперь эти люди замолчали. А они хорошо чувствуют конъюнктуру. Растет число недовольных, причем очень быстро. «Хан», получивший готовую, послушную вертикаль власти, очень скоро поймет, что ничего не может никому из своих «назначенцев» делегировать, плюс они фатально непопулярны в народе, к тому же умеют только прогибаться, а ответственность на себя не берут. И ему придется отвечать за все.

- Скажите, почему здравого смысла не хватило Акаеву и Бакиеву в свое время? Ведь оба могли вовремя остановиться и выровнять ситуацию?

- Достоверная информация не проходила к ним через окружение. Сейчас меня настораживает, что Совет безопасности возглавил милиционер. Он честный парень, но он милиционер до мозга костей. Им всем кажется, что где-то есть кучка бузотеров, которых достаточно обезвредить – и все наладится. А истинной картины они в силу своей профессиональной деформации не видят, и это – большая опасность. Очень надеюсь, что меры будут приняты вовремя.

- Скоро ли, по Вашим прогнозам, закончится следствие по делу Сапара Исакова?

- Скоро не закончится.

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям