Две косички, два быка и трактор

09:10, 6 Декабря

Вы когда-нибудь слышали, чтобы молодая девушка разводила быков и водила трактор? Когда я услышала – сразу не поверила. Искала ее номер, нашла, позвонила. Нежный голос ответил на мой звонок. Айзада по телефону поздоровалась со мной и сказала, что сейчас встретиться не может, она где-то в отдаленном регионе и приедет через неделю. Нам удалось встретиться только через два месяца, до этого то у нее, то у меня не получалось.

Айзада Маманазарова, жительница села Ивановка Чуйской области, фермер. На рассвете я выезжаю из Бишкека в Токмок – это небольшой город в часе езды от столицы Кыргызстана. При Союзе в нем были предприятия, перерабатывающие сельхозпродукцию, потом он, как многие городки нашей страны, пришел в упадок. Сейчас город поднимается за счет частного бизнеса, вроде того, которым занимается моя героиня.

Наше свидание с Айзадой назначено не на скамейке в парке, а на скотском рынке.

Знаете ли вы, что такое скотский рынок? Нет, вы не знаете, что такое скотский рынок, если вы ни разу не побывали на нем. Его у нас называют «мал базар». Мал – значит домашняя скотина. Но сам базар совсем не мал. И у него есть свой режим и свои правила.

Чтобы поспеть вовремя, надо приехать на него раным-рано, с самым рассветом. Ведь свою работу он начинает еще ночью. Примерно в час ночи со всех районов Чуйской области, что на севере Кыргызстана, стекаются торговцы, перекупщики и те, кто намерен купить домашний скот. Особый ажиотаж событию придает то обстоятельство, что работает рынок только один раз в неделю, в воскресенье. 

В шесть утра Айзада уже ждет меня на базаре. Я вижу ее в толпе среди мужиков сурового ковбойского вида, спешу найти место для парковки. Выхожу из машины – в нос ударяет не Шанель, не Гуччи и не Армани. Навоз – я бы с завязанными глазами сказала, кого сюда привезли: куры, лошади, коровы, бараны. Эти запахи знакомы мне с детства, я сама выросла в селе. Как все люди, я не свободна от стереотипов. Пока я ехала на мал-базар, я думала про Айзаду: она занимается мужским делом, поэтому, наверное, уже сама как мужик – и вид, и манеры, и речь. Я даже приготовилась сама говорить на «мужском языке». Но реальность, как всегда, разбивает стереотипы. И это к счастью.

Меня встречает девушка с двумя косичками, в цветной куртке и с рюкзаком на спине. Она очень похожа на студентку колледжа, а не на укротительницу быков. И уж точно не на девушку, водящую трактор.

- Я Айзада, пойдемте, покажу базар, - с ходу говорит она. И мы, пробивая себе узкую и виляющую дорожку среди коров и телят, идем вглубь рынка.

- Нам нужны бычки, и не просто бычки, а темного окраса. Чем темнее, тем лучше, поясняет Айзада

- А чем лучше черныши? - спрашиваю я.

- Черные быстрее набирают массу, а светлые – нет. Сначала смотрим на их зады, потом на рога.

«У хороших, нужных нам бычков, рога короткие», - говорит она и трогает, щупает каждого бычка.

Мужчины смотрят на нас с удивлением, некоторые усмехаются нам вслед:

«Девушки, вы заблудились? Может, показать дорогу в Бишкек?». Некоторые даже принимают нас за туристов.

- Каждый раз, когда я приезжаю на рынок, встречаю непонимание. Мне не верят, когда я говорю, что куплю бычка. Но когда я начинаю рассказывать про бычков, про их особенности, породу – вот тогда начинают принимать меня всерьез. И так каждый раз. Я уже привыкла.

- Еще хорошо продаются бычки, у которых короткие рога или совсем их нет, – продолжает Айзада. Ликбез для меня.
- В смысле нет? Как так? Их отрезают? Зачем?

- Нет, у них от природы. Это порода мясных быков, их специально из других стран везут.

А мы все идем по немаленькому базару. Я уже несколько раз наступила в навоз. Это как инициация – теперь я здесь своя: пахнет от меня очень характерно. Стараясь почистить свою обувь, обнаруживаю, что я уже потеряла из поля зрения Айзаду. В панике ищу глазами ее цветную куртку и нахожу почти сразу же, в толпе мужчин, одетых в темные тона.

Скотский базар – это спектакль. Интродукция уже была. А вот первое действие: хрупкая барышня общается с большим свирепым быком. Она разговаривает с быком, который весит раз в десять больше, чем она и вообще – у него рога и копыта.

- Девушка, он может тебя забодать, отойди! Это тебе не зоопарк, отойди подальше! - кричит продавец мужчина, лет пятидесяти, местный турок.

- Не беспокойтесь, байке, я умею с ними общаться, я быков развожу.

Мужчина с недоумением смотрит на Айзаду

- Тебе бы попугайчиков разводить, а не быков…

Но Айзада не отступает. Она вполне профессионально ведет разговор об откорме животного, правильно определяет, сколько лет бычку и называет вполне реалистичную цену за него.

Идем дальше, нас встречают жеребцы, откормленные, свирепые. Они ржут, бьют копытами по пыльной земле, высоко задирают головы… Двое мужчин пытаются привязать жеребца к стойке, но он не поддается.

- Видите, жеребец прилично откормлен, поэтому ведет себя агрессивно. Ему хочется свободы, скакать по горам и полям, есть сочную траву, а его уже покупают на забой. Сейчас уже осень и пора тоев (свадеб, юбилеев), поэтому базар переполнен. Пришла пора заработать всем животноводам, которые месяцами ухаживали за животными на откорме, - комментирует Айзада.

Дальше перед выходом поворачиваем направо, где нагруженные сеном грузовики выстроились в ряд. В них тюки с клевером, эспарцетом. Айзада умело торгуется, и один грузовик с сеном едет в село Беловодское, где находится ее кошара с бычками.

Когда мы уже садимся в машину, я спрашиваю: зачем мы ездили на рынок, если ничего не купили?

- Сегодня я присматривалась к ценам, у меня своя маленькая ферма. Недавно я продала всех своих бычков, теперь партию бычков мясной пoроды везут из Европы к нам. Когда они приедут, куплю, посажу на откорм и буду продавать.

- А как ты, девушка, решилась заниматься быками, тракторами? В детстве любила животных?

- Я выросла в городке Кемин, мы жили в благоустроенной квартире. И животных дома у нас не было. Папа работал в органах, мама – учительницей. Нас воспитали в очень строгих правилах. Мы все хорошо учились, ходили на дополнительные занятия, учили языки, занимались спортом.

А предпринимательская жилка, наверное, у меня от природы.

Первые деньги я заработала во втором классе. Около нашей школы одна русская бабушка всегда торговала семечками. На переменах мы с подругами бегали к ней. Однажды бабушка перестала продавать семечки. И я попросила маму купить мне килограмм семечек. Мама купила, пожарила и положила мне в школу. А они получились такими вкусными, что все начали просить. Я сказала, что буду продавать. И за каких-то пару часов у меня купили целый килограмм семечек.

На следующие выходные я попросила маму купить мне целое ведро, на что она удивленно спросила: а не много ли? Смогу ли я продать их все? Я уверенно ответила, что смогу. Потом постепенно добавила жевательную резинку к семечкам и после школы до каникул на табуретке продавала их. На заработанные деньги родители покупали мне одежду, школьные принадлежности.

Потом я закончила школу с медалью, поступила в университет и за отличную учебу удостоилась у президентской стипендии в размере 5 тысячи сомов, на них вполне можно было прожить в то время. Кроме того, мне снизили оплату за обучение по контракту до 50%. Со второго курса я начала подрабатывать: сначала реализатором в магазине, потом работала в госслужбе. Закончила университет с красным дипломом, дослужилась до начальника отдела в Ленинском районном акимиате города Бишкек.

Я вышла замуж, родила двух дочерей, муж запретил мне работать. Потом случился развод, последующие за ним трудности. Я начала думать, что делать и как заработать денег. Узнала, что покупать и перепродавать коров и бычков очень выгодно.

Уговорила папу купить заброшенный сарай в селе. Мы с папой привели его в порядок, почистили и отремонтировали. Купили первых бычков, и я сама чистила сарай, кормила бычков сеном и поила водой. Не зная, как ухаживать за ними, наделала кучу ошибок. Животных, оказывается, нужно от многих болезней и паразитов прививать своевременно. Несколько раз обанкротилась… но всегда начинала все заново…

Мои родители, близкие друзья до сих пор не понимают, как я начала заниматься животными и тракторами… Все они видели во мне успешную девушку в каком-нибудь красивом офисе. Но я поняла, что офисная работа – не мое.

Чтобы прокормить своих бычков, мне пришлось взять в аренду 5 гектаров земли и обрабатывать их, чтобы вырастить траву и другие сельхозкультуры на корм скоту. Там мы сажали кукурузу, ячмень. Так я познакомилась с трактором. Тракторист нам попался добрый дядька, он научил меня, как его водить. Мне понравилась самой водить трактор, обрабатывать землю, самой заниматься поливом, особенно ночью, когда не надо ни с кем делить воду.

Я поняла, что трактор в сельском хозяйстве очень нужная вещь, но, к сожалению, в селах он в дефиците. Новые трактора стоят дорого, и не каждый фермер может позволить себе приобрести его. Поэтому я нашла компании, которые привозят к нам в Кыргызстан новую сельхозтехнику под лизинг, низкопроцентные кредиты. Я сама договариваюсь с фирмами и по регионам продаю, и бесплатно консультирую. Моя цель не просто продать, а выяснить, насколько фермеру необходима именно эта техника или оборудование. Я хочу помочь простым людям в освоении новых технологий в сельском хозяйстве.

Я очень много езжу по селам, регионам страны, но меня вначале никто не воспринимает всерьез. А когда я начинаю рассказывать о тракторах детально, у мужчин пропадает чувство юмора, - улыбается Айзада. - Некоторые даже просят посмотреть их трактор, поводить, что я с удовольствием и делаю.

- А кто тебе помогает, братья, сестры? Или компаньоны?

- У меня две сестры и братишка. У старшей сестры семья, муж дети. Братишка по профессии дизайнер, и он вообще не хочет связываться с моими делами. Сестра работает в модельном бизнесе, она все время хочет переодеть меня, создать образ эдакой леди, заставить пользоваться макияжем, но такой образ не соответствует моей работе. Мне в одежде нужны практичность и удобство. А компаньоны были, но их дела расходились с нашими идеями, а это мне не нравится. Они на первое место начали ставить только прибыль, чтобы обманом продавать технику. А мне совесть не позволяет сделать этого. Моя цель – кормить, вырастить своих детей на честно заработанные деньги, чтобы моя работа приносила радость всем.

Может быть, это прозвучит наивно, но однажды мне приснилась покойная бабушка. Она сказала мне, что я не должна никого обижать или вредить кому-то, что я должна делать людям только добро, иначе дела у меня не пойдут. Я ей верю и делаю, как она велела.

Так закончила свою речь Айзада. Мы приехали к ней домой, и началась ее ежедневная и любимая, хотя и далеко не женская работа. Я смотрела на Айзаду и понимала: передо мной редкий случай человека, который может все сделать сам, не разделяя дела на мужские и женские. Это человек, разбивающий стереотипы. И по-настоящему взрослый. Даже если это девушка с косичками, в яркой курточке и с рюкзаком, похожая на студентку колледжа.

Мунара Боромбаева

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям