Истории мигрантов. Бектур

12:05, 8 Февраля

На фото: Бектур Даанышман.

Пандемия COVID-19 нанесла сокрушительный удар по привычному укладу жизни миллионов трудовых мигрантов. Массовые увольнения, безработица, невозможность возвращения на родину. В этом цикле "Трудовая миграция в период COVID-19" мы попробуем разобраться, с какими проблемами столкнулись трудовые мигранты и как будет развиваться трудовая миграция в новых реалиях. История первая. Знакомьтесь, Бектур Даанышман. Опыт трудовой миграции 5 лет. С Бектуром мы познакомились на "Фейсбуке", он активно комментирует все политические события в Кыргызстане.

О работе

- Я работал в Амурской области в организации «Гидромонтаж», строил гидроэлектростанцию. Потом работал в разных организациях, тоже связанных либо со строительством гидроэлектростанций, либо со строительством в газовой сфере, - рассказывает Бектур.

На фото: Строительство газопровода в Вологодской области. Фото Бектура Даанышмана

-У Вас специальное образование?

- Да, есть профессиональное образование.  Работу я находил в основном через Интернет. Созвонился, рассказал об опыте, меня пригласили. В Кыргызстане тоже работал в сфере строительства гидроэлектростанций и газификации. Например, в Бишкеке, в жилмассивах Ак-Орго, Ак-Ордо, Арча-Бешик прокладывал трубопроводы. Но у нас система организации труда совсем другая, у нас нет четких правил, в результате получилось так, что нам не заплатили все деньги, которые обещали. А потом решил уехать в Россию, чтобы увидеть что-то новое в этой сфере.  В России у нас условия труда очень хорошие: специальные строительные городки, в которых есть общежития с удобствами. Есть столовые, в которых нас кормят три раза в день.  Еда хорошая, условия хорошие, и насчет документов все в порядке.  Это самое главное! И зарплату вовремя платят. 

- Ваша работа сопряжена с риском? Вы как-то писали, что оказались на грани смерти...

- Такое может случиться везде, когда человек не соблюдает правила безопасности, хоть в Кыргызстане, хоть в России. Не знаю, может, это случайность, в тот момент получилось так, что у экскаватора лопнули шланги, и ковш упал в то место, где доли секунды я стоял. Если бы замешкался, он бы на меня упал. После этого я написал пост на "Фейсбуке" и стал популярным.

- Вы на каком счету у начальства?

-  В нашей организации есть бригады, в которых каждый занимается своим делом.  Кто-то занимается трубопроводом, а кто-то строительством. В своей бригаде я старший, отвечаю за вторую смену, иногда перехожу в первую смену, чтобы работа шла нормально.

- То есть Вашей квалификации хватает, чтобы руководить?

-Да, я занимаюсь чертежами, как все это надо организовать.

- Как изменилась жизнь трудовых мигрантов в период пандемии?

-У нас этот процесс протекал не так остро, как у других. Благодаря тому, что мы работаем официально, с нами заключены трудовые договоры, у нас были все условия. Каждый месяц берут анализы, бесплатно обеспечили масками и средствами защиты. А у других мигрантов все было сложно. Мы же видели в соцсетях, как наши граждане застряли на границе, что у людей не было денег, и они не могли даже оплатить свои расходы на питание и жилье. У них слишком  сложно все было.

На фото: Кайрат Джамангулов.

Кайрат Джамангулов, кандидат социологических наук: «Кризис из-за пандемии в первую очередь ударил по мигрантам, потому что карантин всех посадил дома, и многие мигранты лишились работы или других каких-то гарантий. Некоторые, возможно, даже стали жертвами торговли людьми, потому что им недоплатили, или прервали контракт из-за возникшего форс-мажора. Они оказались незащищенными перед самой этой болезнью, потому что в условиях безработицы многие мигранты начали жить тесно в большом количестве, чтобы сэкономить деньги. Соответственно друг друга заражали, поэтому, с точки зрения здоровья, первый удар взяли на себя мигранты”.

На фото: Татьяна Зорина.

Татьяна Зорина, координатор проекта “Содействие защищенности трудящихся мигрантов через усиление партнерства в Кыргызстане, Армении и России”: “Те трудовые мигранты, которые были на нелегальном положении, у которых не было миграционного учета по месту жительства, трудового договора, столкнулись с большим количеством проблем.  Во-первых, их сразу уволили с работы, без каких-либо пособий, зарплат, которые по указу президента должны были выплачивать российским гражданам. Во-вторых, так как наши мигранты не могут снимать отдельно квартиру и жить там отдельно с семьей, это слишком дорого, они снимают жилье по несколько человек, по несколько семей. Соответственно у них возможность заразиться коронавирусом очень большая.  Естественно, если там один человек заболел или был в контакте с больным, их всех закрывают. Закрывали целыми общежитиями. И вот представляете, эти люди не могут выйти ни в магазин, никуда, денег у них нет, потому что их уволили с работы, и накоплений никаких у них нет”.

О причинах трудовой миграции

Почти 80 процентов знакомых Бектура в трудовой миграции.

- Как Вы в целом оцениваете трудовую миграцию?

- Трудовая миграция очень отрицательно влияет на нашу страну и на общество. Потому что, пока наши мигранты работают на чужбине, их дети остаются без присмотра и воспитания. Недавно я даже в Вологодской области обсуждал эти темы со своими коллегами из Кыргызстана. И они тоже много думают об этом и сокрушаются: «Мы что, всю жизнь там будем работать?» Они тоже беспокоятся о том, какое общество у нас вырастет в будущем в стране. Потому что без воспитания они будут расти с Интернетом и улицей, а не с родителями. Недавно у моего коллеги-ровесника погиб сын, ему было 3 годика. После этого мой коллега потерял смысл жизни, он превратился в тело без души. Он просто ходил, работал, а когда у него было свободное время, сидел в углу и смотрел на фото и видео своего сына. Ему пришлось зарабатывать деньги и оставить свою семью, детей в такой ситуации.

- По какой причине уезжают молодые мужчины, оставляют жен, детей, родителей?

- В первую очередь из-за колоссального уровня безработицы в стране. Когда у человека нет работы, он теряет цель жизни, не знает, что делать, начинается деградация. Человек не знает, куда стремиться, когда в кармане денег нет. И когда ты безработный, то у тебя среди знакомых, даже среди родственников, пропадает авторитет. Поэтому мужчины, чтобы не потерять достоинство, вынуждены уезжать в трудовую миграцию. 

- Вы пытались в Кыргызстане искать работу? Какую работу предлагают?

- Конечно, искал. В Кыргызстане часто нужны администраторы, работники в офисы. Приходишь устраиваться, а там очередь, людей много, которые тоже хотят устроиться. Это во-первых. Во-вторых, когда понимаешь, что это за работа, думаешь: "Зачем я просто теряю время?" В основном это поиск клиентов или продажа.

-У Вас есть специальность, Вы монтажник. А что в Кыргызстане вообще нет работы по Вашей специальности?

- Есть, конечно, но у нас, во-первых, условия труда очень плохие и зарплата очень низкая. В три-четыре раза ниже, чем в России. В Благовещенске я зарабатывал 80-100 тысяч примерно. Здесь в основном везде оплата около 1000 сомов в день.  Почти 80 процентов работ, которых я смотрел. Может, даже ниже, например, у тех, кто работает в государственных учреждениях, зарплата  где-то до 10-15 тысяч.  По моей специальности около 1000 сомов в день. Это очень мало.

Кайрат Джамангулов: «Около 80 тысяч мигрантов вернулись на родину в период пандемии. Но большая доля мигрантов, хотя и лишилась работы, домой не стала возвращаться, потому что там сразу пошла информация, что те, кто уедет, потом не смогут 3 года обратно въехать в Россию, хотя официально такой информации не было. Люди испугались, и, несмотря на то, что оказались без работы и соцподдержки, остались в России в надежде вновь трудоустроиться».

О жизни мигрантов

- Какие проблемы обнажила трудовая миграция?

- Мы не готовы к подобной ситуации. Это многим открыло глаза на то, что за свои жизни нам придется бороться самим и не ждать какой-то помощи от государства. Вся эта ситуация показала, что если у нас случится какая-то проблема, то нам самим придется её решать. Так было не только в период пандемии, но и до этого. Если у кого-то проблема, то только родные, знакомые, близкие помогают решать эти вопросы. А если со своей проблемой звонишь и обращаешься в госорганы, то совсем другое отношение.

- В трудовой миграции есть эта агрессия между мигрантами? Или там, наоборот, люди помогают друг другу?

- В Москве можно услышать много историй, как наши земляки друг друга обманывают, когда обещают сделать документы, берут деньги, потом исчезают. Или когда живут в одной квартире, и у кого-то, когда он возвращается домой с  работы, ничего нет, даже сумки и вещей. Таких историй очень много. Не только с нашими. Люди, которые находятся в миграции, в основном небогатые, пытаются выжить, заработать что-то, и каждый приходит к этой цели по-разному. Кто-то добросовестно занимается тяжелым трудом и зарабатывает. Некоторые вот так становятся аферистами, обманщиками или кем-то еще.

- Кыргызстанцы и дальше будут выезжать в трудовую миграцию?

- Конечно, это будет продолжаться, пока у нас в стране не начнет развиваться экономика и не обеспечат людей рабочими местами. Да, будут уезжать в Россию. Предприятие, где я работаю, открывает новый участок в Иркутске, и там будут набирать много людей, порядка 10 000 человек, и многие из моих знакомых поедут туда работать.

Татьяна Зорина: «Те трудовые мигранты, которые были на легальном положении, то есть работали по трудовым договорам, приравнены к гражданам России, и им полегче. После пандемии наши мигранты хорошо поняли, что надо стараться работать легально, иметь трудовой договор, находить жилье, где тебя зарегистрируют по месту жительства. Наша организация работает третий год.  Вначале здесь, в Кыргызстане, мы проводим предмиграционную подготовку для будущих мигрантов. Если вначале мы сталкивались с тем, что они как-то недостаточно уделяли внимания тому моменту, что очень важно ехать по трудовому договору, а не «ай, нас там родственники ждут, они там как-то работают, нормально», то после пандемии я буквально была поражена. Они все знают, что трудовой договор нужен, что обязательно иметь регистрирацию по месту жительства».

- Какие плюсы трудовой миграции Вы бы назвали?

- Плюсы в том, что мы узнаем другой мир, путешествуем, общаемся с другими людьми, повышаем свои знания в разных сферах. Трудовые мигранты приезжают в Кыргызстан и здесь в стране что-то меняют. Вот в этом плюсы. Плюс еще в том, что, уезжая в трудовую миграцию, они там зарабатывают деньги, становятся самодостаточными людьми, по возвращении открывают что-то здесь.

- Каждый новый президент заявляет, что надо вернуть трудовых мигрантов на родину. Как Вы относитесь к такому лозунгу?

- Мне кажется, что это просто популизм. Потому что я вижу реальные цифры, сколько у нас мигрантов в России и других странах. Почти миллион человек. Чтобы вернуть их, нужно создать столько рабочих мест для этого. В данный момент хорошо бы решить вопросы с работой тех людей, которые находятся в стране, а потом уже думать о тех, кто находится за рубежом. Они как-то устроились, как-то зарабатывают, а у нас же в стране тоже очень много людей, которые, находясь на своей родине, не могут найти работу.

Материал подготовила Лейла Саралаева

Видео по теме: Трудовая миграция в период COVID-19

 
© Новые лица, 2014–2021
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям