СИРОТЫ КЫРГЫЗСТАНА: КАК ЛИЦА БЕЗ ПРАВ И ГРАЖДАНСТВА

14:26, 8 Февраля

На фото: Сироты, оказавшиеся на улице, рассказывают о своих проблемах представителям СМИ

С 2010 по 2017 год работники Социального фонда Кыргызстана не выплатили 14 тысячам 712 детям-сиротам пенсионные накопления их умерших родителей в размере 13 млн 151 тысячи сомов! Среди пострадавших 282 - круглые сироты. Такие данные были озвучены прокурором отдела по противодействию коррупции и надзору за исполнением законов в социальной сфере Генеральной прокуратуры КР Нуржаном Талантбек уулу на пресс-конференции в прошлом году.

Еще в 2010 году Лига защитников прав ребенка выявила, что ни один выпускник детского дома не получает никаких выплат, кроме документа об окончании образовательного учреждения. По данным исследования гражданских организаций, 66,5 процента выпускников детских домов «никогда не получали никаких пособий», а 50,6 процента «не оформляли документы на получение государственных пособий». Спустя годы, несмотря на прокурорские предписания, ситуация не меняется. С каждым годом появляются новые факты.

Никто в Кыргызстане не знает в точности, сколько в реальности выпускников детских домов и интернатов получали свои, гарантированные законом, социальные выплаты на депозитные счета. Даже общие данные по детям-сиротам и социальным сиротам у государственных, гражданских и международных организаций сильно разнятся.

Единая база по детям-сиротам Кыргызстана только-только создается. Выяснилось также, что большое количество выпускники детских домов и интернатов не имеют депозитных счетов в банках, не имеют паспортов, чтобы воспользоваться этими счетами, если кому повезло. Детям, которые не имеют навыков отстаивания своей точки зрения и почти всю сознательную жизнь были в зависимом положении, трудно защищать свои права перед чиновниками.
Пока ищут пособия, детям негде ночевать
С приходом зимних морозов у выпускников детских домов непреодолимая проблема - найти временное отапливаемое жилье по минимальным расценкам. У многих нет паспортов, потому что нет свидетельств о рождении. Соответственно нет нормальной работы и возможности самостоятельно решать появившиеся проблемы.
“Злость, гнев, отчаяние, слезы. Зла на себя, что могу помочь не всем, на правительство, которое только обещает, на родителей, которые оставили своих детей. Каждый год, как наступают холода, ко мне приходят выпускники детских домов. Среди них совсем ещё дети... Голодные, больные, раздетые. За вчера и сегодня одели, накормили 13 выпускников. Выпускник, которому полгода назад делали операцию, работает в холодном помещении, моет бутылки в холодной воде, денег хватает только за аренду комнаты. Выпускница, тоже раздетая, живёт впроголодь, денег хватает только на оплату квартиры. На мой вопрос: «Может, официанткой устроишься, все-таки в тепле и сыта будешь?» - говорит, что не берут, лицом не вышла. Привезли выпускника, не прижился с тетей, это из тех, кого воссоединили с "семьёй". Звонят, пишут, приходят, плачут. Я в отчаянии... Слезы... Села покушать, не могу - предо мной ОНИ. А я не в силах помочь... Что должно произойти, чтобы на них не просто обратили внимание, а была реальная государственная поддержка??? Что???» - такое отчаянное сообщение оставила в социальной сети руководитель гражданской организации «Наш голос» Айнура Ормонова в конце ноября, когда ударили первые морозы. Ее организация уже много лет занимается социальной поддержкой выпускников детских домов и интернатов. Но один в поле не воин.

На фото: Сироты, которым негде жить

На ее эмоциональное сообщение моментально отреагировали неравнодушные граждане, а потом проснулись и чиновники. Быстро организовали временный ночлег, подарили теплую одежду, чтобы не мерзли. Некоторых детей Айнура взяла к себе. Для нее они все еще дети. В некоторых странах для выпускников детских домов до 25 лет организуют социальное сопровождение, чтобы помочь им адаптироваться, встать на ноги, чтобы они не пополняли армию лиц без определенного места жительства и криминальные группировки. «Они снимают по шесть-семь человек времянку у знакомых, у неравнодушных людей, на работе, у родственников, у которых их когда-то забрали в детский дом. Большинство директоров детских домов их "оптом" определяют в профессиональные лицеи, где есть реабилитационные группы, есть где спать и что поесть, - то есть учебное заведение выпускники не выбирают. Исходят из того, что там есть общежитие... Это сказывается на желании учиться, а потом и работать», - переживает за судьбы выпускников детских домов и интернатов Айнура Ормонова.
После вмешательства вице-премьера КР Алтынай Омурбековой часть выпускников решили обустроить в государственные социальные гостиницы в столице. Но радость была недолгой, когда дети позвонили Айнуре (она для них как вторая мама) и рассказали про перечень из 15 документов, без которых их туда не могут принять. Вот какие документы потребовали от выпускников детских домов, чтобы они не замерзли на улице: Личный листок; ходатайство; характеристика; автобиография; паспорт получателя; копия свидетельства о рождении; документ об образовании; анкета на получение временного жилья в социальной гостинице; справка с места учебы; справка с места работы; медицинская справка (в том числе медкнижка и справка с тубдиспансера); фотография 3х4; заключение и рекомендация психолога (!); социальная карта и договор. Откуда у вчерашнего воспитанника детского дома такие документы?! Если у них нет даже паспорта.

У Айнуры Ормоновой каждый раз, когда она говорит о детях-сиротах, ком в горле. «Когда дети позвонили и рассказали про этот список, я была в отчаянии. Я смогу помочь собрать часть документов, но некоторые - просто нереально. Теперь вся надежда на Алтынай Омурбекову. Один из детей буквально умолял меня оставить его у себя дома: «Я буду звать вас «мамой», буду все делать, что скажете, только не отдавайте меня никому», - вздыхает руководитель гражданской организации «Наш голос».

О бюрократизации процесса оказания социальной помощи со стороны государственных организаций на круглом столе «Социальная защита и инвестирование в человеческий капитал» 6 декабря еще раз отметила и вице-спикер Жогорку Кенеша КР Аида Касымалиева.

На будущую зиму в правительстве КР хотят подстраховаться и ввести с 2021 года законодательную норму, по которой государство будет оплачивать съемное жилье 120 выпускникам детских домов и интернатных учреждений. Согласно данным гражданских организаций ежегодно выпускаются 400 детей из детских домов и интернатов. Инициатива оценивается в 12 млн сомов. Такая помощь будет оказана на первые три года и будет распространяться только на детей-сирот, социальные сироты не входят в эту категорию. С выпускниками будет заключен типовой договор, и, как обязательное требование, наличие постоянной работы или учебы.

Насколько это реально осуществить, сложно прогнозировать, если вспомнить, с каким трудом выбивали «суюнчу» и другие социальные выплаты. Это опять деньги на ветер. Было бы логичнее на эти деньги начать строительство социального жилья для детей-сирот, чтобы реально помочь воспитанникам детских домов и интернатов.

В декабре 2018 года прокуратурой города Ош вынесено предписание мэрии Оша на устранение нарушений двух законов. По результатам прокурорской проверки выяснилось, что несмотря на наличие муниципального жилья с 2010 года ни одно из них не было передано детям-сиротам, как того требует Кодекс «О детях» и Жилищный кодекс. С 2010 по 2016 год из семейного дома-интерната «Алтын уя» и дома-интерната «Боорукердик» выписались 8 детей-сирот. Такие факты есть и в других регионах.

Сколько всего сирот в Кыргызстане?

Точной цифры нет. Данные о количестве детей в детских домах и интернатах различаются. По данным Министерства труда и социального развития, в Кыргызстане действуют 63 государственных, 60 частных и еще 12 частных религиозных учебных заведения интернатного типа, в которых воспитываются 8,8 тысячи детей, из них только 6 процентов круглые сироты.

По подсчетам Национального статистического комитета КР за 2017 год в детских домах и школах-интернатах было 2 тысячи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По итогам 2017 года они насчитали около 292 тысяч социально незащищенных детей, среди которых около двух тысяч остались без попечения родителей и 711 круглые сироты. На воспитании в семьях находились 13,9 тысячи детей, из них 5,3 тысячи детей круглые сироты, в том числе 8,2 тысячи детей на опеке и попечительстве и 5,7 тысячи усыновленных и удочеренных.

Лига защитников прав ребенка насчитала другое количество детей. По их данным в детских домах находятся 13 тысяч детей (данные за 2017 год), из которых только 4 процента сироты.

Таинственные депозитные счета

По результатам прокурорской проверки в 2018 году из 14 тысяч пострадавших детей-сирот пенсионные накопления умерших родителей в размере 20 млн сомов были выплачены только 1 636 детям-сиротам, то есть проблема не разрешилась, она только обрастает новыми фактами и случаями. В октябре 2018 года Министерство труда и социального развития КР направило письмо в адрес Министерства финансов КР «с предложением произвести корректировку сметы расходов на 2018 год в целях использования средств, сэкономленных (!) от выплат социальных пособий, на иные цели», в том числе на приобретение служебных автомобилей. Видимо, в Минсоцтруда КР забыли, что согласно двум статьям Бюджетного кодекса КР «защищенные статьи – это статьи экономической классификации расходов, рекомендуемые для финансирования в первоочередном порядке и неподлежащие сокращению: заработная плата, пособия по социальному обеспечению, пособия по социальной помощи населению, стипендии», - говорится в комментарии Генеральной прокуратуры КР в ответ на депутатский запрос Аиды Касымалиевой.

Согласно подсчетам Министерства социального развития и труда КР, по стране у нас более 130 тысяч детей-сирот, в эту статистику попали и те дети, у кого есть хотя бы один из родителей. Из них пособие по утере кормильца получают 113 тысяч 944 ребенка, еще более 16 тысяч детей получают ежемесячные социальные выплаты.

Это официальная статистика, за которой скрывается немного иная картина, потому что по результатам мониторинга только 14 детских учреждений в Чуйской, Иссык-Кульской областях и городе Ош независимо от форм собственности выяснилось, что из 600 детей, охваченных исследованием, 74 процента признались, что не получали никаких социальных выплат и не слышали о них. Более детальная картина вырисовывается по результатам первого мониторинга, проведенного в 2015 году после трех лет, как приняли правительственное положение о порядке размещения детей вне семьи. По наблюдениям Ормоновой с тех пор ситуация никак не поменялась.
· В детском доме «Сосновка» содержатся 24 ребенка, пособие не получают 23 воспитанника, только на одного ребенка открыт депозитный счет;
· В Детском доме «Кара-Балта» содержатся 24 ребенка, пособие получают только 5 воспитанников, которым открыты депозитные счета;
· В Панфиловской школе-интернате из 241 воспитанника пособие не получают 236. Депозитные счета открыты только на 5 детей;
· В Краснореченской специализированной вспомогательной школе-интернате воспитываются, но не получают пособие 20 воспитанников, депозитные счета открыты 35 детям. Всего в интернате 126 детей, но не все из них нуждающиеся;
· В Чуйской школе-интернате из 125 детей пособие не получают 110. Депозитные счета открыты только на 15 детей;
· В детском доме «Бактылуу балалык» из 13 воспитанников пособие не получают 9 детей;
· В детском доме «Дружная семья» из 9 детей пособие не получают 7;
· В детском доме «Каракол» из 15 детей пособие не получают 11;
· В детском доме «Ирада» только один ребенок не получает пособие;
· В детском доме «Хадича» из 30 детей пособие не получают 20;
· В Центре помощи семье и детям «Нурмээайса» пособие не получают все 11 воспитанников;
· В детском доме «Френд оф Чилдрен» из 10 детей пособие не получают трое;
· В детском доме «Лотос» из 12 детей пособие не получают 11;
· В детском доме «Алтын Уя» из 12 детей пособие не получают 8.
Таким образом, из 660 воспитанников этих детских домов пособия не получают 491, то есть на их имена не открыты депозитные счета, где бы накапливались социальные выплаты, положенные им по закону. В Положении «О порядке размещения ребенка вне семьи» от 24 сентября 2013 года за номером 522 в пункте 10 говорится, что «Учреждения в целях поступления пенсий, пособий и других выплат в пользу подопечных учреждений, вне зависимости от формы собственности, в которые помещены под надзор несовершеннолетние, открывают для подопечных личные депозитные накопительные счета до достижения ими 18 лет. Учреждения в целях открытия личных депозитных накопительных счетов заключают договор с соответствующим банковским учреждением. В случае необходимости учреждения обращаются в соответствующие органы для перечисления пенсий, пособий и других выплат в пользу подопечного, с указанием банковских реквизитов подопечного, с приложением договора между банковским учреждением и руководителем учреждения».
Почему так происходит? Причин тут много, и главная проблема - это отсутствие полного пакета документов ребенка, чаще всего это отсутствие свидетельств о смерти родителей или о лишении их родительских прав. Немало случаев, когда есть документы, но в графе «отец» или «мать» стоит прочерк. Это ставит в тупик тех, кто должен выдать документ, удостоверяющийся личность человека. Немало трудностей с документированием данных детей, у кого кто-то из родителей либо в тюрьме, или в психиатрической лечебнице, а второго родителя просто нет в живых.
Кстати, о существовании этого Положения не знали не только сами воспитанники детских домов, но и некоторые парламентарии. Депутат Жогорку Кенеша КР Махабат Мавлянова призвала правительство открыть депозитные счета, чтобы оно откладывало на эти счета хоть какие-то суммы, чтобы выпускникам было легче. Что говорить в этом случае о воспитанниках детских домов, если даже депутаты не знают о существовании этого Положения и других законодательных актов, защищающих права детей.
“Я работаю в пекарне, там же и сплю. В мои обязанности входит месить тесто и таскать мешки с мукой. В день получаю 150 сомов. Мне повезло, что не надо платить за ночлег, как другим моим знакомым. Я очень устаю, потому что часто работаю почти целые сутки. Паспорта нет, есть справка и свидетельство о рождении. Мне часто снится моя другая жизнь. Хочу накопить денег, чтобы снять нормальное жилье и сменить работу”, - говорит Мирлан (имя изменено по просьбе героя), перебирая лепешки в одной из столичных пекарен. Мирлан - один из тысячи кыргызстанских выпускников детских домов, которому приходится с нуля начинать новую жизнь, надеясь только на себя. Он как лицо без гражданства, без документов в родной стране вынужден скрываться, чтобы не попадаться родной милиции на глаза, ночует в подсобном помещении пекарни, не привлекая лишнего внимания, иначе его оттуда попросят. Да откуда взяться паспорту, если его получение связано с институтом прописки, введенной в 1919 году! А прописать тебя могут, только если есть недвижимость, а откуда она у выпускника детского дома, у которого нет ни паспорта, ни депозитного счета с накопленными социальными выплатами?!
В Государственной регистрационной службе говорят, что выпускников можно прописать на юридический адрес социальных органов, только бы они обратились. А есть ли такие случаи, когда людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, прописывали на юридический адрес организации, представитель ГРС затруднилась ответить.
Если бы на выходе из детского дома у его выпускников были хоть какие-то сбережения, у них, возможно, не было бы тех проблем. А вот вопрос, что будет с теми руководителями детских домов и интернатов, которые все эти годы самовольно обращались с депозитными счетами воспитанников, остался без ответа.

Алмаз Исманов

Продолжение следует

Читайте также по теме “Неэффективные” детские дома

 
© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям