Что такое «постправда», и как в ней жить?

18:44, 23 Апреля

Каковы мы, современные потребители информации? Мы привыкаем к заголовкам, в которых пишут очевидную чушь, не проверяем детали, не анализируем доказательства. Просто делим мир на своих и чужих. Свои – правы. Чужие – нет. Тем временем эксперты пытаются понять этот новый мир, где неинтересной правде всегда предпочитают яркую ложь.

Что за зверь?

Постправда – слово 2016 года по версии Оксфордского словаря. Приставка «пост-» обычно переводится как «после», однако в случае с постправдой все не так-то просто, ведь это слово фактически означает «гибридная правда». 

Постправда – это информация, не всегда соответствующая истине, но с точки зрения человека, мозги которого промыты определенной пропагандой или идеологией, безусловно принимаемая на веру. 

Это может быть даже абсолютный фейк, от начала и до конца выдуманный пропагандистами, может быть обычной панической чушью, может быть сильно искаженной правдой, но, будучи постправдой, даже явный бред воспринимается зомбированными людьми на полном серьезе. Проще говоря, посправда – это информация, оперирующая не фактами, а эмоциями человека, ее читающего. Человека, чьи мозги заняты определенной идеологией. Слово «постправда» впервые было использовано в таком значении в эссе сербско-американского драматурга Стива Тесича в 1992 году, где он писал о конфликте в Персидском заливе.

«Сейчас модно говорить об информационной войне, но это постоянный процесс. В динамичных человеческих системах он никогда не прекращался. И по сути это не война, а одна из характеристик нашей жизни. Но при развитии массовых коммуникаций и тем более Интернета плотность информационного потока так высока, что не имеет смысла, нет времени, да и желания у людей проверять сведения, услышанные на YouTube канале, анализировать пост от знакомых в Facebook», - говорит политолог из Бишкека Денис Бердаков.

Последние яркие примеры таких событий – история об отравлении Скрипаля в Великобритании и скандал вокруг количества погибших во время пожара в российском Кемерово. В нашей, кыргызстанской действительности тоже есть яркий пример – причастность экс-президента Атамбаева к контрабандному грузу, который якобы перевозил разбившийся в прошлом году над Бишкеком турецкий самолет.

Спросите себя честно, прямо сейчас, вас интересует, как было на самом деле? Или вы просто приняли на веру версию, которая озвучена и доказывается (часто при помощи нагромождения эмоциональных выкриков и бессмыслицы) людьми, олицетворяющими идеи, в которые вы верите? Согласитесь ли вы признать, что ваши «кумиры» не правы, или будете верить им до конца, игнорируя факты? Как вы воспримете факты, опровергающие вашу уверенность, если прочтете о них? Что вы чувствуете, задумавшись об этом вопросе? Вот то, что сейчас происходит у вас в голове и в сердце, и есть «механизм постправды».

«Медиа, в том числе и социальные, перестали быть только лишь источником информации. Теперь журналист должен вызывать у читателя эмоции, чем быстрее, тем лучше. Скажите, зачем вам читать эту скучную аналитику, когда можно изучить, что пишут непроверяемые мутные паблики в соцсетях, принадлежащие неизвестно кому? Вот так люди и переходят от потребления неинтересной правды к увлекательному процессу получения постправды, полуправды, полулжи», - поясняет эксперт из России Егор Беликов

Как это работает?

Сегодня у нас есть доступ к бесконечным массивам данных – казалось бы, найдется все, только «гугли». Проблема лишь в том, что вся информация в Интернете подстраивается под тебя.
 
«Лента в Facebook формируется с учетом того, что ты лайкаешь и шеришь, а персонализированная выдача в Google не позволяет тебе выйти за пределы твоих предпочтений. И вот тебе уже кажется, что все вокруг голосуют за твоего кандидата, все верят в одного бога и все слушают твою музыку. «Пузырь фильтров» настолько усыпляет критическое мышление, что, когда в ленте появляется пост, противоречащий твоим убеждениям, ты тут же находишь в нем логические огрехи, а если не находишь – то просто игнорируешь эту информацию.
 
Например, человек убежден, что под видом всеобщей вакцинации на людях ставят какие-то страшные эксперименты. Любые аргументы за вакцинацию он посчитает ангажированными, исследования – проплаченными, истории об отказе от прививки с печальным финалом – подтасованными. Спорить бесполезно. В эпоху постправды факты утратили силу: клавиатуры в дискуссиях ломаются не за объективность, а за личные убеждения, личную веру
», - говорит блогер из Беларуси Мария Пархимчик. 

Информации становится больше, но проверяют ее все реже. В довесок к этому стирается грань между массовым и личным: статья профессора и пост друга на «Фейсбуке» могут иметь одинаковую ценность и приниматься на веру безусловно.

«Наивно думать, что человек строит свою жизнь на основе разумной, логичной информации. Это не так. В основе личности лежит набор мифов, которые мы восприняли в результате воспитания, самообразования и т.д. И вся последующая информация (факты, данные, мнения) или подтверждает нашу веру в наши знания, или мы их банально пропускаем мимо ушей. Государства, входящие в ОДКБ, ЕАЭС, пытаются запретить, зарегулировать Интернет – это первый шаг за их выживание. Но это шаг в никуда. Сильные создают информацию, картину мира, образ будущего, которые сами могут противостоять вирусам религий, деструктивного поведения, коррупции. Весь вопрос в том, что граждане верят или не верят в свое государство (как то место, где они могут реализоваться душевно, физически, творчески и еще десятками путей)», - говорит Денис Бердаков.

Публичная сфера дробится на множество «кружков по убеждениям», и люди стремятся попасть в «свой кружок», не замечая, что все больше отдаляются от других групп. Убеждения человека резонируют с убеждениями его единомышленников, отчего он укрепляется в них и защищает еще сильнее. «Персонализированный поиск и выдача новостей в социальных сетях не позволяют выйти за пределы «кружка». Создается комфорт безусловной правоты. Индивид стремится доказать верность «своим» и уподобляется спортивному фанату, который болеет за клуб эмоционально и даже способен жертвовать ради этого собственными интересами. Информация перестает быть ценной сама по себе – куда важнее внимание, которое на нее направлено», - говорит Пархимчик. 

Как с этим жить?

Искать виноватого и причитать о конце света – занятие приятное, но бесперспективное. Тем более аналитики во всем мире прогнозируют «новую волну» традиционных СМИ, волну, основанную на профессиональной журналистике, жесточайшей проверке информации и росте доверия, которое СМИ потеряли. Конечно, независимость – это миф. Но вот проверка фактов – вполне себе реальность для журналистики. У потребителей информации нет другого выхода. «Отрекшись от правды, социальные сети оказались не способны понять, что им дальше делать. Компании социальных сетей, несмотря на всю свою власть и потенциал, так и не создали журналистские мощности, необходимые для замены традиционных СМИ, поэтому маятник направляется в обратную сторону», - сказал эксперт по медиа и коммуникациям Азиатского технологического института (Таиланд) Баджиндер Пал Сингх

Но пока тот маятник качнется, сколько глупости совершится в мире, сколько несправедливости? Что же делать прямо сейчас? А сегодня обычному потребителю информации стоит принимать «гигиенические меры».


«Что делать? Проверять. Ищи первоисточник или подтверждение информации из нескольких независимых источников. Поинтересуйся мнением противоположной стороны. Следи за новостями о фейках, чтобы знать подделки «в лицо». Не гонись за сенсацией в ущерб точности фактов. Будь крайне бдителен с социальными сетями. И тогда ты, вероятно, будешь хотя бы примерно понимать, что происходит», - говорит Мария Пархимчик.

Наверное, в самой большой степени это касается нас, журналистов. Ведь это нам, если верить экспертам, в ближайшее десятилетие возвращать маховик времени вспять и внедрять в информационную вакханалию какие-то сдержки и противовесы, поворачивать от беспредела к доверию. Ну что ж… Было бы желание…

Подготовил Апас Зарипов

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям