Громкие кражи в музеях Кыргызстана

18:11, 8 Января

Настоящей сенсацией стал отчет Совета безопасности КР, где со ссылкой на данные Счетной палаты приведены шокирующие факты: за 5 лет инвентаризационной проверки в музейных фондах страны выявлено исчезновение сотен экспонатов, среди которых были настоящие реликвии, не имеющие цены! Они пропадали в течение долгих лет, но никто не понес наказания…

В чьих карманах осело пропавшее золото?

В одном лишь Государственном историческом музее (ГИМ) «из-за отсутствия надлежащего контроля» пропали 503 экспоната. А «1 тысяча 182 предмета не прошли регистрацию в учетных документах», - говорится в сообщении секретариата Совбеза.

В ГИМ обнаружена недостача 6,5 кг серебра; в коллекции бонистики не найдены восемь наград: ордена Ленина, Боевого Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Александра Невского, медали «Наше дело правое - мы победим» и «За взятие Кёнигсберга». Куда-то делись шесть старинных серебряных и бронзовых монет, а также древняя боевая палица; изделия из дерева, кожи, конное снаряжение. Из фонда этнографии и коллекции подарков (для первых лиц государства) исчезли 24 экспоната, среди которых фарфоровые вазы, панно, кубки, награды. По данным экспертов, пропавшие ордена и медали содержали от 200 до 300 граммов чистого золота. В чьих же карманах оно осело?

Напомним, что ГИМ был основан в 1925 году и долгое время располагался в здании нынешнего Минкульта и Ассамблеи народа КР. Современное здание построено в 1984-ом и сейчас реконструируется. Музей является одним из крупнейших в Центральной Азии - здесь собрано 135 тысяч артефактов, уникальные памятники культуры и истории.

За многие годы здесь отмечено несколько происшествий. К примеру, в середине 80-х годов группа парней решила изъять нацистские клинки Третьего рейха и ордена рыцарей Железного креста времен Великой Отечественной, трофеи советских фронтовиков. Злоумышленники еще загодя, днем, отвинтили шурупы на стенде, но красть решили все же ночью. Спрятавшись среди экспозиций, они дождались наступления темноты и, подойдя к витрине, начали приподнимать ее стеклянную крышку… Вой сигнализации поднял на ноги старенькую вахтершу, которая смело бросилась вдогонку за ворами. Но те спрыгнули со второго этажа и бросились врассыпную.

В 1993 году, летом, уже в новом здании Исторического музея была еще одна попытка кражи во время выставки японских кукол, но воришек поймали на месте. За куклу стоимостью всего 20 долларов им обоим пришлось отсидеть по полтора года.

Но теперь, согласно сообщению секретариата Совбеза КР, выясняется, что стены ГИМ хранят гораздо больше тайн… И на этом фоне, согласитесь, очень подозрительно выглядят случаи возгораний в здании музея. Первый факт датируется июлем 2016 года, когда ночью вдруг полыхнуло в конференц-зале, да так, что пожар тушили сразу три расчета 6 часов кряду. При этом пострадали три бойца МЧС, один из сотрудников повредил ногу, другой отравился угарным газом. И хотя межведомственная комиссия, созданная в связи с ЧП, установила, что пострадали лишь списанные вещи и материально-хозяйственные принадлежности, кое-кто не исключает, что это был поджог с целью замести следы пропажи экспонатов…

На фото: Момент тушения пожара в здании реконструируемого Исторического музея на площади Ала-Тоо в Бишкеке летом 2016 года. Подозрительный был пожар… 

А 22 ноября сего года возгорание случилось уже в электрощите ГИМ, заискрившем из-за перенапряжения. Странно, как это могло произойти, с учетом того, что нынешние реконструкторы всюду заверяют, что масштабное обновление музея идет к концу, и пожарная безопасность там на достойном уровне?

Куда исчез алмаз с кинжала бывшего эмира Бухары?

Военачальник Михаил Фрунзе родился в Пишпеке в 1885 году, и наша столица носила его имя целых 65 лет. В его родовом гнезде, которое в 1967 году расширили, построив над ним железобетонную многоэтажную конструкцию, начал функционировать Кыргызский государственный мемориальный Дом-музей М. В. Фрунзе (КГМДМ).

Сегодня здесь хранится масса экспонатов. Увы, они становились объектами внимания не только экскурсантов, но и преступников.

На фото: Личные вещи родителей М. Фрунзе. Пока еще в целости… 

В ночь на 3 сентября 1969 года произошла кража золотых часов М. В. Фрунзе и муляжа золотой медали для окончивших Верненскую гимназию.

2 января 1974 года исчезли часы полковника Карпова.

В марте 1982 года пропал именной хронограф Тимура Фрунзе, сына полководца, ставшего летчиком–истребителем и посмертно получившего в ходе ВОВ звание Героя Советского Союза…

9 мая 1992 года шайка подростков на глазах музейщиков просто сняла бархатную ткань с медалями и орденами, свернула в рулон и убежала, их не смогли догнать…

В конце августа 2014 года некий дерзкий молодой человек посреди бела дня вынес из музея сразу три боевых знамени, которые демонстрировались без какой-либо защиты, просто были вывешены в зале. При этом, когда сотрудник музея хотел его остановить, он ударил его в лицо, лишив сознания, разбил окно и скрылся, прихватив экспонаты.

Согласно данным Совбеза, за годы существования из 13 тысяч 244 экспонатов КГМДМ исчезло 104 предмета. Среди них, кроме вышеупомянутых, личные вещи самого полководца и его родителей: шпоры, ложка, нож для разрезания бумаги, самодельное ружье. Но, пожалуй, главная утрата – это драгоценный камень желтого цвета, не исключено – алмаз, который грубо сковырнули с кинжала, подаренного Михаилу Васильевичу вместе с роскошным поясом и саблей. С этим раритетным оружием связана очень примечательная история, о которой речь пойдет ниже…

На фото: Богато украшенная портупея с саблей и кинжалом из оружейной палаты эмира Алим-хана досталась Михаилу Фрунзе в 1920 году после успешной Бухарской операции. 

Драгоценные трофеи из казны беглого тирана

Фрунзе получил эту награду после успешного завершения так называемой Бухарской операции в конце лета 1920 года от старейшин города-крепости в знак полной покорности. Ножны сверкающей сабли выполнены из серебра, покрытого растительным орнаментом с чернением и золочением. На эфесе изображены готовящиеся к броску змеи, а на футляре - арабская надпись «Бухара благородная».

Тогда, в ходе наступательного маневра, менее чем за неделю бойцы Туркестанского фронта (числом около 9 тысяч) под командованием нашего земляка и при поддержке пяти тысяч местных нацдемократов и коммунистов свергли кровожадного эмира Сейида Алим-хана, разбив его 16-тысячную армию вместе с 27-тысячной ордой повстанцев, и провозгласили новую республику. В экстренной телеграмме В. Ленину командарм Фрунзе с воодушевлением сообщал: «Пал последний оплот бухарского мракобесия и черносотенства. Над Регистаном победно развевается красное знамя мировой революции!»

Тогда и вручили Михаилу Васильевичу роскошную саблю, кинжал и пояс с бляхой, усыпанные каменьями, принадлежавшие ранее самому эмиру, сбежавшему в Афганистан. Фактически это был трофей из богатейшей казны монарха, который он не успел вывезти и спрятать. А прятать было что! Лишь одна только опись конфискованных богатств самодержца, хранящаяся ныне в Российском госархиве социально-политической истории (бывший архив ЦК КПСС), занимает 48 машинописных страниц!

В декабре 1920 года члены Госкомиссии доставили на поезде в Ташкент и сдали на хранение в Наркомфин ТуркАССР ценности Алим-хана, упакованные в сундуки и мешки. При вскрытии они оказались забитыми огромными бриллиантами, жемчугами и кораллами, деньгами и ценными подарками, мехами, коврами и прочим добром.

Общий объем камней составил 1041 карат, без учета 53 крупных алмазов. Один лишь нагрудный портрет Алим-хана обрамляли 30 бриллиантов.

Благородные металлы были в виде корон, умопомрачительной ювелирки, часов, зеркал, портсигаров. В целом масса золота в украшениях, россыпи, ломе, слитках, монетах и орденах превысила 688 кг, а серебра нашли более 102 тонн!

Общая стоимость эмирского достояния - 150 миллионов золотых рублей по ценам того времени. Сколько это по нынешним ценам – представить страшно!

 

На фото: Правитель Бухары Сейид Алим-хан собственной персоной. Часть его арсенала, олицетворявшая власть, досталась в качестве трофея нашему земляку Михаилу Фрунзе… 

Басмачи в поисках ханского клада, награда для маршала Буденного и сабли с золотыми эфесами

Но самое любопытное, что, по некоторым данным, большую часть своего фантастического состояния, включая 10 тонн золота, Алим-хан все же сумел перед эмиграцией спрятать в горах Таджикистана. Он до последнего надеялся вернуться в Бухару на английских штыках и взять реванш за поражение войскам Фрунзе. Именно поэтому высокопоставленный изгнанник еще долгие годы засылал в Среднюю Азию банды басмачей, чтобы те расшатали устои большевистской власти и попытались найти спрятанные сокровища… Но надежды эмира оказались тщетны – конфискат из ханского дворца в итоге был переправлен в Москву, пополнив госказну и позволив за счет продажи части монарших богатств приблизить момент победы в затянувшейся Гражданской войне…

Отметим также, что из цитадели Алим-хана в 1920 году было изъято несколько оружейных комплектов – сабель и кинжалов из дамасской стали, украшенных искуснейшей гравировкой кубачинских мастеров, изготовленных на Кавказе еще в XIX веке лично для правителей Бухары. Один роскошный набор (тот самый, с которого неизвестный злоумышленник и сковырнул драгоценный камень) экспонируется в Бишкеке, а другой Михаил Фрунзе подарил своему другу - командарму Первой Конной Семену Буденному - за разгром крымской группировки барона Врангеля. С тех пор на ножнах красуется надпись: «С.М. Буденному от Революционного Военного Совета Южного фронта. Симферополь. 11.23.1920».

Коллекция холодного оружия из палат Алим-хана часто использовалась РВС Туркфронта для награждений отличившихся красноармейцев. Среди отмеченных Михаилом Фрунзе бойцов, к примеру, была и интернациональная бригада чеха Эрнеста Кужело, куда входили туркестанцы, русские, австро-венгры, баварцы. На Южном фронте они «щеголяли саблями, усыпанными редкими по величине драгоценными камнями с золотыми эфесами и ножнами тончайшей работы».

Прошло три десятка лет, и в 1957 году легендарный кавалерист Семен Буденный, будучи на юге Украины и тронутый теплым приемом, презентовал на память это историческое оружие Херсонскому краеведческому музею.

Любопытно, что спустя всего пять лет компания местных пацанов украла из плохо охраняемого здания этот подарок маршала Буденного и припрятала на городском стадионе. Саблю сыщики нашли и вернули, но для надежности музейные работники укрыли артефакт в сейфе, о чем благополучно… забыли. Раритет был обнаружен и извлечен на свет только в 2010 году, к 120-летию музея, когда к юбилею чистили сусеки этого хранилища древностей. После реставрации клинок бывшего главы Бухары выставили на всеобщее обозрение, и сабля вызвала такой ажиотаж, что один из посетителей, не раздумывая, предложил продать ему реликвию за 100 тысяч долларов! Однако херсонские музейщики ему ответили: «Ни за какие деньги не отдадим!»

Кому понадобился череп медведя и чучело косули?

Помимо вышеперечисленных в Бишкеке существует также Зоомузей Института биологии НАН КР. Казалось бы, тут-то чего красть? Ан нет. В октябре 1993 года, когда зооколлекция находилась еще в старом здании, некие воришки, скорее всего юнцы, заранее отогнули шпингалеты на окнах и ночью проникли в помещение. Шпана похитила 2 микроскопа, череп медведя да кое-какую тыйыновую мелочь. А до этого, в начале 80-х годов, один «натуралист» умудрился утащить чучело детеныша горной косули.

Но исчезали вещи и из высоких кабинетов.

Например, странная история связана с пропажей из Дома правительства сразу четырех высших знаков отличия Киргизской ССР: двух орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и Дружбы народов, украшавших флаг страны. Утрату случайно обнаружили сотрудники аппарата Жогорку Кенеша второго созыва. Работники Генпрокуратуры тогда взяли под козырек и вскоре вроде бы нашли ордена, да вот незадача - вместе с четырьмя прежними в этой коллекции непонятно откуда объявился еще и орден Трудовой Славы, которого не было на государственном стяге!

Отметим, что орден Ленина являлся почетнейшей наградой Советского Союза, учрежден еще в 1930 году и претерпел за это время несколько модификаций. В нем более 28 граммов чистого золота и почти 3 грамма платины. Нашей республике этот орден вручался дважды – в 1957 и 1963 годах, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР.

А в 2005 году из мэрии исчез орден Красного Знамени, которым был награжден город Фрунзе (Бишкек) в 1970-е.

Две картины за 200 тысяч долларов

Кыргызский Национальный музей изобразительных искусств им. Г. Айтиева - главная художественная сокровищница страны, появившаяся на базе прежней галереи еще 1 января 1935 года. Сегодня собрание насчитывает около 18 тысяч единиц хранения.

В ночь с 10 на 11 августа 1993 года из КНМИИ умыкнули магнитофон, ковер ручной работы, шкатулки да пару войлочных шлепанцев, которые воришки умудрились потерять по дороге…

Но это так, мелочь.

По-настоящему беспрецедентный случай зафиксирован в 2004 году. Тогда правительство КР распорядилось передать из фондов музея ИЗО якобы для украшения коридоров Белого дома авангардные картины двух конкретных художников: «Двойной портрет» Роберта Фалька и «Натюрморт. Лампа» Аристарха Лентулова. Чиновники от культуры вынуждены были выдать ценные реликвии «верхам». Но оказалось, что полотна нужны вовсе не для БД (да и кто бы там оценил их?), а для личных покоев тогдашней супруги президента Майрам Акаевой. Так два полотна и перекочевали из золотого фонда музея в госрезиденцию «Ала-Арча», словно это не раритеты мастеров кисти ХХ века каждая ценой около 100 тысяч баксов, а взятые напрокат дешевые фотообои.

Неизвестно, сколько бы еще они радовали глаз четы Акаевых, но в марте 2005 года случился госпереворот, и сотрудники КНМИИ обратились в СНБ с просьбой разобраться в этой грязной истории, пока редкие картины окончательно не исчезли в водовороте революционной смуты.

На фото: «Натюрморт. Лампа» Аристарха Лентулова (1882-1943), одного из родоначальников русского авангарда, создана в 1910-ом. Если бы не революционные события марта 2005 года в Бишкеке, эта картина могла еще долго украшать покои экс-первой леди в госрезиденции «Ала-Арча»… 

21 апреля референт Управления делами президента вернула работы в музей ИЗО, но они оказались… грубыми подделками. Музейщики были в отчаянье – неужели оригинальные картины Семья просто вывезла с собой в Москву, оставив липу?

На фото: Роберт Фальк (1886-1958) – график и театральный художник, сооснователь общества «Бубновый валет». Официально был женат четыре раза. Вот одну из своих супружниц – Раису Идельсон - он и запечатлел на полотне «Двойной портрет» в 1923 году, которая так приглянулась Майрам Дюйшеновне.

 Но неожиданно спустя неделю руководство музея вызвонил для встречи какой-то мужчина и, протянув загадочный рулон, тут же ретировался. А в нем лежали подлинники картин Фалька и Лентулова! Хоть и изрядно потрепанные, требующие «реанимации», но вернули – уже хорошо…

Воруй – не хочу!

Много шума на излете 2013 года наделало исчезновение из КНМИИ картины легендарного Айвазовского «Морской пейзаж в Крыму», которую прославленный маринист и баталист написал в 1866-ом. В золотом фонде музея ИЗО хранятся всего две работы Ивана Константиновича, этого почетного члена Академий художеств Санкт-Петербурга, Амстердама, Рима, Парижа, Флоренции и Штутгарта. И вот одно из его творений стоимостью не менее $40 тысяч вдруг пропадает. Причем это случилось во время предновогодней корпоративной гулянки самих… работников музея! Вечером 26 декабря картина еще висела на своем месте, а наутро ценный холст размером 47 на 53,5 см исчез бесследно, грубо вырезанный из рамы.

На фото: «Морской пейзаж в Крыму» кисти Ивана Айвазовского, который нагло похитили из зала КНМИИ в ходе праздничного корпоратива накануне 2014 года. 

Оказалось, что в зале, где выставлена русская живопись XVIII-XX веков, представленная работами таких именитых мэтров, как Иван Шишкин, Михаил Врубель, Исаак Левитан, Орест Кипренский, Илья Репин, Александр Бенуа, Константин Коровин, Борис Кустодиев и многие другие, не было даже системы видеонаблюдения! В других же залах она устаревшая и не предусматривает записи, можно отслеживать ситуацию лишь в режиме онлайн, да и сигнализация аховая. То есть будто специально были созданы все условия для хищения.

Скандал, да и только!

Поиском вора занялись сыскари из ГУВД Бишкека, возбудив уголовное дело по ст. 164 УК КР «Кража».

На возможную причастность к пропаже были проверены почти 300 из 420 членов Союза художников КР. Естественно, под подозрение попали и сотрудники КНМИИ, последними видевшие пейзаж Айвазовского. Даже Интерпол был оповещен, так как существовал риск вывоза картины за рубеж для продажи частным коллекционерам. Отметим, что полотна этого необычайно плодовитого уроженца Феодосии, которых насчитывается свыше 6000, ценятся во всем мире. К примеру, в апреле 2012 года на аукционе Sotheby's в Лондоне картина И. Айвазовского «Вид Константинополя и Босфорского залива» была продана анонимному знатоку за рекордные 3,2 млн фунтов стерлингов (5,2 млн долларов), вдвое превысив оценочную стоимость! Пятью годами ранее его полотно «Константинополь на рассвете» купили за 2,7 миллиона фунтов.

Неудивительно, что работы Айвазовского привлекают внимание лихих людей в самых разных странах. Рассчитывая на поживу, две картины этого талантливого крымчанина были украдены в 1992 году из Сочинского худмузея, а всплыли они четырьмя годами позже аж в столице Великобритании. Там же, на аукционе «Сотбис», в 2015 году сняли с торгов картину «Вечер в Каире», похищенную ранее в Москве из частного собрания. В 2001 году из Ташкентского музея искусств исчез «Закат в степи», в 2002 году из Новосибирской картинной галереи - «Корабль на мели», в 2003 году из Астраханской галереи пропал пейзаж «Восход», в 2015-ом украли полотно «Море у острова Капри» из вернисажа в городе Таруса Калужской области РФ. И это далеко не все примеры…

Бишкекская история с испарившимся «Морским пейзажем…» слава Богу, окончилась благополучно. Месяц спустя, 23 января 2014 года, неизвестный мужчина подбросил искомую картину в редакцию одной из бишкекских газет. И был таков. С помощью сотрудников милиции находку передали руководству КНМИИ для регистрации и дальнейшей реставрации, так как холст был поврежден…

Подверженные риску криминальных посягательств 

Согласитесь, это же нонсенс, когда бабулька, охраняющая шедевры стоимостью в миллионы долларов, получает гроши! Храня в неприспособленных запасниках элитарные вещи, музейные работники не в состоянии обеспечить им должную охрану. Вроде шумим, что начинаем внедрять повсеместно цифровую систему «Таза Коом», разные новые технологии, а сами не можем установить в музеях банальные аппараты видеослежения…

Давайте не будем забывать, что помимо центральных есть еще областные и районные музеи Айтиева, Чуйкова, Токомбаева, Чокморова, других деятелей республики. А музеи боевой славы, а школьные экспозиции, а этнографические собрания? Они, увы, влачат жалкое существование. И, конечно, тоже подвергаются угрозе криминальных проникновений.

Здесь интересное мнение высказал сотрудник ГИМ Идеат Темирбек уулу: 

- Еще 24 июня 2015 года был принят специальный закон «О музеях и музейном фонде КР». Согласно этому документ, должен был быть составлен единый государственный каталог музейного фонда республики. Такое практикуется в музеях России. В этом электронном каталоге указывается инвентаризационный номер каждого экспоната, его фото и место, где он хранится. Но в этом направлении наши музеи не ведут никакой работы.

Действительно, каждый экспонат должен быть внесен в единую государственную базу. Это позволит контролировать их, следить за сохранностью и предотвращать хищения. Давайте же сделаем это, а?!

Азиз Карашев

Фото WWW 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям