Нур-Султан глазами бишкекчанки

13:13, 18 Апреля

Когда мне предложили посетить Астану в числе журналистов из Центральной Азии, я даже не предполагала, что окажусь в совершенно другом городе – Нур-Султане. Тогда даже речи не было об отставке первого президента Казахстана. Поэтому, услышав эту волнующую новость буквально перед поездкой, немного испугалась, а вдруг там какая-то дестабилиация начнется. Все-таки кыргызская политическая реальность откладывает свой отпечаток на образ мышления. К счастью, все обошлось, и организаторы пресс-тура, МИД Республики Казахстан, продемонстрировали максимум впечатляющих достижений своей страны. Но было одно но”: на вопросы о внутренней политике мы получали ответы более чем сдержанные, каждое слово было выверено и взвешено. Это придавало особую аутентичность происходящему.

Ну а я все дни пребывания в Нур-Султане искала ответ на вопрос: “Почему одни страны богатые, а другие бедные?” Давайте вместе попытаемся на него ответить.

“Мы, казахи, бедные!”

пытался мне внушить алматинский таксист Серик, “афганец” и критик “режима Назарбаева”, который вез меня до аэропорта, так как путь в Нур-Султан лежал через Алматы. Я, конечно, осознавала, что услышу оппозиционные мнения и несогласие с переименованием столицы, но чтобы так быстро и с такой агрессией!.. На мои аргументы, что Кыргызстан пережил четыре смены президентов и ничего хорошего из этого не получилось, а также комплимент, что казахстанцы живут намного богаче своих соседей, он отрезал: “Почему мы должны равняться на отсталые страны? У нас богатая страна! У нас нефть, газ и практически вся таблица Менделеева! У нас зарплата должна быть минимальная тысяча долларов!..”

Поток претензий таксиста к своему правительству невозможно было остановить. Мы ехали по идеально ровным дорогам, мимо добротно отстроенных государством жилых микрорайонов, мимо красочных афиш звезд мировой эстрады, которые приехали в Алматы - и все это под недовольное бурчание таксиста. Итак, на что жалуются простые казахи, такие как Серик? На высокие проценты кредитов в банках. В ответ на мое предложение умерить “аппетиты” и не брать кредиты в банках на невыгодных условиях получила испепеляющий взгляд. Вторая претензия – высокие штрафы за нарушения ПДД. Помня красноречивый взгляд таксиста, удержалась от совета не нарушать правила. Третья претензия - низкие зарплаты и пенсии – 42 и 36 тысяч тенге соответственно, что на наши деньги составляет 8 500 и 7 200 сомов. Для сравнения, кыргызский минимум составляет 1200 и 1800 сомов.

Достаточно весомый аргумент в пользу хорошей жизни казахов: низкая стоимость бензина на атвозаправках – меньше 30 сомов - был встречен шквалом возмущения, что в Казахстане его производят, значит, должны продавать еще дешевле.

На эту тираду возразить было нечего. Тем более мне вдруг вспомнились Арабские Эмираты, страна, как и Казахстан, богатая нефтью, где гражданам при рождении на счет поступают 60 тысяч долларов. Недавно в Казахстане увеличили единовременное пособие за рождение ребенка, сумма составила 275 долларов США. За рождение кыргызстанцев наше государство платит всего лишь 57 долларов. Как говорится, все познается в сравнении.

Нур-Султан - северный Абу-Даби

Когда самолет начал посадку в аэропорту “Нурсултан Назарбаев” и стюардесса объявила, что мы прибыли в столицу Нур-Султан, мы с соседом переглянулись. В его взгляде было все: ирония, сожаление и какая-то обреченность. По этому взгляду я стала отличать жителей северной столицы от жителей южной столицы. Для вчерашних астанчан, госчиновников и журналистов государственных СМИ, переименование столицы именем первого президента Казахстана стало само собой разумеющимся делом. Об этом они нам дружно говорили. В то время как алматинцы открыто высказывали несогласие и недовольство, прежде всего тем, что расходы на переименование лягут на плечи простых налогоплательщиков.

Однако, когда попадаешь в Нур-Султан, словно оказываешься совершенно в другом измерении, с другими ценностями. Здесь сознание само собой перестраивается и начинает мыслить более масштабно, другими материями.

Трасса от аэропорта к столице Казахстана с двух сторон высажена достаточно молодым лесом. Березы, ёлки, дубы, деревцам лет по 15-20, плотной стеной укрывают от ветра и непогоды. Для меня, бишкекчанки, это крайне необычно, у нас деревья вырубают, застраивая каждый клочок даже пахотной земли без какого-либо контроля и системы. А тут всего за полтора десятка лет на месте голой степи возведен рукотворный лес, видно, что умный эколог-проектировщик подошел к этому делу с научной точки зрения.

Город вырастает на горизонте неожиданным силуэтом хайтековских небоскребов. Они, так же как рукотворный лес, величественно стоят здание к зданию, поражая воображение причудливыми формами, изгибами и цветами отделки. От подобной архитектурной дерзости, которая совершенно не укладывается в голове постсоветского человека, перехватывает дыханье.

“Город проектировали японские архитекторы, поэтому автотрассы немного узковаты”, - объясняет нам водитель, останавливаясь на светофоре широкого шестиполосного проспекта. Мы с удивлением и восхищением разглядываем все новые и новые здания, которые совсем не похожи друг на друга, не успевая запоминать имена заморских архитекторов и дизайнеров, спроектировавших их. “Французский квартал”, “Лондон”, “Сталинские высотки” – так называются пафосные жилые комплексы. Не хватает воображения, чтобы представить, какая там должна быть обстановка, дизайн квартир и мебель. Неожиданно тучи рассеиваются, и светит солнышко, каждый лучик которого играет на зеркальных окнах зданий, сразу же окрасивших их ярко-голубым цветом неба.

Нур-Султан - это северная копия Абу-Даби. Такой же город-сказка, выросший в степи за считанные годы. Он, как и столица ОАЭ, постоянно достраивается, улучшается и прихорашивается. Этот мегаполис вызывает безмерную гордость у каждого казахстанца и жгучую зависть у иностранцев. И в этот момент я понимаю, что имя человека, построившего этот фантастический город, должно быть увековечено, чтобы потомки знали и помнили, кто стоял у истоков их процветания.

Мне вспомнились наши псевдоэлитки низкого качества и сомнительной архитектуры, которые повырастали в Бишкеке, словно грибы после дождя, и мне стало стыдно, что мы отстали от казахских братьев как минимум на 20 лет. 20 прекрасных лет строительства, созидания и расцвета.

А в это время в космосе...

В первый же день знакомства с казахской столицей организаторы пресс-тура решили нас оглушить и даже немного ошеломить. И легче всего это было сделать, продемонстрировав свои успехи в освоении космоса. Да, я не оговорилась, казахи вот уже несколько лет осваивают космос.

Национальный космический центр расположился на 30 гектарах степной земли. Устремленные ввысь макеты ракет «Союз», «Протон», «Зенит» и «Буран» демонстрируют всю серьезность намерений наших казахских братьев. Работает космический центр под руководством Министерства цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан.

В головном здании космического центра, построенного в форме космического корабля, нас встречает зампредседателя правления Национальной компании “Қазақстан Ғарыш Сапары» Рашид Ахмедович Абдразаков. Он и рассказывает нам волнующую новость о том, что уже почти полгода два казахских спутника бороздят просторы Вселенной.

“На орбите находятся два спутника дистанционного зондирования земли, изготовленные по заказу Казахстана. Один произведен во Франции – аппарат высокого разрешения, со способностью разрешения до одного метра. Второй спутник изготовлен в Англии, с разрешительной способностью в 6,5 метра”, - сказал Рашид Ахмедович.

Как выяснилось, оптический спутник дистанционного зондирования земли - это как большой профессиональный фотоаппарат, который по заданным координатам фотографирует и зондирует поверхность земли. Благодаря этим спутникам различные министерства и ведомства Казахстана решают многие свои задачи. К примеру, оцифровали миллионы гектаров земель, выявили 8 тысяч стихийных свалок возле 16 городов, обнаружили 38 тысяч очагов пожаров и 12 тысяч неиспользованных участков земли. Кроме того, ведется мониторинг состояния мостов, дамб, зданий, плотин. Определенные задачи спутники решают для МВД, Генпрокуратуры, не говоря уже о спецслужбах. Среди заказчиков снимков со спутников и соседние государства, для них уже подготовлены снимки крупных рек, чтобы выявить их пересыхание и причины изменения экологии.

Но это еще не все: в космическом центре раcположены офисы проектирования, дизайн-бюро, где работают молодые казахские конструкторы над созданием комплектующих и самих космических аппаратов. Есть производственные участки, где уже выпускают приборы различной сложности для летательных аппаратов и лаборатории для испытаний.

“В конструкторско-технологическом бюро изготавливают космические аппараты до 100 кг, тут же мы создаем комплектующие и производим их испытания. Сам сборочно-испытательный комплекс рассчитан на сборку и испытание космических аппаратов от 100 кг до 6 тонн. Шесть тонн весит большой телекоммуникационный спутник, размером 3 на 3 на 6 метров”, - буднично рассказывает Абдразаков, как будто речь идет о выпечке пирожков.

На фото: Ращид Абдразаков (справа) демонстрирует деталь из титана.

журналистов, конечно, интересовал вопрос, откуда у соседней страны столько специалистов, способных работать в столь специфичной сфере, как космонавтика.

“В 2009-2010 годах мы начали набирать специалистов и объявляли конкурс среди казахстанцев, которые закончили ведущие отечественные, российские и зарубежные вузы по президентской программе «Болашак» в Европе, Америке и Азии. В тот момент, когда по нашему заказу изготавливали спутники, 45 набранных нами специалистов три года обучались во Франции конструировать, изготавливать, собирать, испытывать, участвовали в запуске космических аппаратов. Еще 15 специалистов обучались управлению спутниками и обработке данных”, - объяснил Рашид Ахмедович.

2010 год для Казахстана ассоциируется с началом программы по освоению космоса. У Кыргызстана 2010-й связан с апрельской революцией...

Мы переходим в демонстрационный зал, где молодые специалисты рассказывают о том, как происходит тактическое управление спутниками, как дается полетное задание и как снимки обрабатываются. Каждый из этих специалистов свободно говорит на русском, казахском, английским и еще на одном иностранном языке.

Улукбек Набиев возглавляет отдел продаж продуктов и услуг, которые они получают от космических аппаратов. “У каждого спутника есть определенная орбита, по которой спутник находится в постоянном движении. Мы открыты для сотрудничества всем, любые государства, компании и частные лица могут обращаться, заказывать снимки той или иной территории с космоса”, - говорит Улукбек.

На фото: Фойе здания Национального центра космонавтики напоминает декорации из фильмов про космос.

В планах Национального космического центра проектирование, сборка и запуск собственных спутников и космических аппаратов, проведение космического мониторинга для решения отраслевых задач госорганов с последующим увеличением спектра услуг.

Молодой специалист объясняет нам: “Казахстан не жалеет средств, вкладывая в освоение космоса. Потому что тот, кто владеет космосом, владеет миром”.

Покидали мы космический центр в несколько задумчивом состоянии. “Пока кыргызы и таджики друг друга камнями на границе закидывают, казахи космос осваивают”, - невесело пошутили мы с коллегами из Таджикистана.

(Продолжение следует)  

Лейла Саралаева

Бишкек – Нур-Султан – Бишкек

 

© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям