Маметбек Мырзабаев: Ислам стал инструментом политических игр

09:56, 8 Сентября 2014

Воинствующий радикальный ислам –  проблема, которая на сегодняшний день одна из острых в Кыргызстане. Согласно экспертным исследованиям процесс радикализации определенных слоев общества, популяризация радикальных идей и взглядов, подмена традиционного ислама создает серьезные беспокойства для национальной безопасности. Чем эта ситуация опасна для страны, мы решили узнать у Директора Научно-исследовательского института исламоведения Маметбека Мырзабаева.

-Как вы, оцениваете сегодняшнюю религиозную ситуацию в стране?

-Однозначно могу отметить, что с каждым годом она все больше усложняется. Все больше игроков сегодня в этой сфере. Сегодня религия вышла за рамки некоего нравственного и духовного института, и государство открыто признается, что она стала инструментом политических и геополитических игр. Все эти игроки активно используют ее для достижения своих целей.

-О каких игроках в данном случае идет речь?

-Это региональные и глобальные организации. Все они постоянно напоминают нам, что со временем религия может стать нашей постоянной головной болью. Я уверен, что этим организациям ничего не стоит провоцировать какой-нибудь религиозный конфликт у нас, чтобы потом предложить нам его разрешение. Они нас программируют на такое развитие. Вот американцы ушли с «Манаса», и нас тут же осторожно предостерегают, мол, теперь у вас усилится религиозный экстремизм. Но мы знаем из современной истории, что ничего не стоит кому-то просто спровоцировать такой конфликт на ровном месте.

Есть у нас религиозные организации, которые не прочь использовать такой конфликт в своих целях, чтобы увеличить свои ряды и усилить политические позиции в Кыргызстане.

Определенные внутриполитические игроки в лице ряда депутатов и политических партий также готовы использовать религиозный фактор в своих политических целях.

-Получается и внутренние игроки не дремлют?

-У нас дошло до того, что у каждого жамаата свой депутат или депутаты, которые их защищают и лоббируют их интересы. На выборах муфтия или во время организации хаджа такая спайка сильно заметна. Поэтому можно с уверенностью сказать, что на следующих парламентских выборах в 2015 году религия будут играть важную роль, большинство партий будут использовать религиозную символику и заигрывать с верующими.

В такой ситуации религиозные деятели будут стараться извлечь максимальную выгоду в этой ситуации, от повышенного внимания к своей персоне (точнее к религии) на фоне парламентских выборов.

-Можно ли сказать, что процесс политизации ислама в Кыргызстане на данный момент находится в активной фазе?

-Да, все признаки на лицо. По моему личному мнению сам факт того, что на повестке дня Совета обороны стоят религиозные вопросы свидетельствует о том, что власти придают этому большое значение, открывая, таким образом, широкую дискуссию.

-Вы сказали, что политики идут активно в религию, а есть ли примеры, когда религиозные деятели идут в политику?

-Таких случаев тоже немало. Фамилии не будут называть. Например, во время выборов муфтиев религиозные деятели пытаются активно вовлечь в этот сугубо внутренний процесс, политиков из числа депутатов и государственных чиновников. Они не просто вовлекают, а демонстрируют общине с кем они, кто их поддерживает. Любая информация подается огласке, например такая, как кто из чиновников и депутатов ездили в малый и большой хадж, главное с кем. Мы же видим, как политики охотно посещают айт-намазы по окончанию Рамазана, чтобы повысить себе политический рейтинг. Такое практикуют как провластные политики, так и оппозиционные деятели.

-В последнее время в обществе все чаще раздаются голоса тех, кто опасается, что вслед за нынешней исламизацией могут пойти более радикальные процессы. Насколько обоснованы эти страхи?

-Вряд ли кто-то опровергнет тот факт, что процесс исламизации не может не вызвать рост радикальных настроений. Это все параллельные процессы. Везде во всем мире активная фаза исламизации идет в тесном взаимодействии с радикализмом. На политической арене появляются игроки с радикальными взглядами. Но тут возникает вполне резонный вопрос, а кто «учитель» наш? На заре независимости кто только нас не учил исламу и продолжает учить до сих пор. Это миссионеры из Саудовской Аравии, Турции, Египта, Пакистана, Индии и еще ряда ближневосточных стран. Скажите, кто из перечисленных стран может похвалиться, относительно спокойной политической ситуацией? До недавнего времени Турция выбивалась из этого списка, но и там сейчас происходит активная политизация ислама, вызывая раскол в турецком обществе.

-В Кыргызстане мы сможем взять ситуацию под контроль, учитывая ошибки других стран?

-Я далек от мнения, что нам удастся контролировать этот процесс на данном этапе. Мне кажется, что мы неправильно подходим к решению проблем, а порой просто создаем себе очередную проблему. Например, в Ираке и Сирии радикалы создали так называемое «Исламское государство», которые все активно и агрессивней заявляют о себе на мировой арене, привлекая рекрутов из других стран. По разным данным только из Британии там находятся 500-600 человек, и британские власти не собираются их возвращать, более того они их лишают гражданства и закрывают обратный въезд. У нас все наоборот, по разным данным, там в Сирии, находятся до 100 граждан КР, воющих на стороне антиправительственных войск, и мы хотим их вернуть домой. Это же парадокс. Какой смысл их возвращать, если они там уже нахватались религиозного радикализма и экстремизма? Они благодаря приобретенному там в других странах опыту стали еще радикальней, в этой связи встает вопрос, а сможет ли государство справиться с ними? Готово ли государство бороться с ними на собственной территории? Нет, конечно. Сегодня у нас созданы просто идеальные условия для роста радикализма из-за сложной социально-экономической ситуации в стране. Поверьте, они умеют и обязательно воспользуются этим.

Беседовал Алмаз Исманов

Фото Вячеслава Оселедко

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям